Евгений Степанов (evg_stepanov) wrote,
Евгений Степанов
evg_stepanov

Дневник Евгения Степанова, ноябрь 2012 год

ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

ПОЭТЕССА

— Ты знаешь, Женя, я хочу славы. Давай замутим
какой-нибудь нормальный фестиваль, в Париже, например. У меня подруга
Людка, у нее друг Пьер Карден. У Пьера несколько вилл всегда пустых, он
нас ждет. Давай замутим нормальный фестиваль, Женя, я хочу славы. А то я
пришла на «Лапу Азора», это такая хуйня!

— Почему?

— Да потому! Там ни одного зрителя не было, одни поэты, а мне слава,
Женя, нужна. Я сейчас выступаю в Барвихе, меня народ любит, мои книжки
все хотят купить, но их нет, я не хочу издавать за свой счет, пусть их
нормальные издатели издают. И фестиваль давай замутим нормальный, у меня
отец начальник и дядя начальник, я тоже хочу быть начальником, я
легкообучаемая, все могу. Ты в меня веришь, Женя?

— Да.

— Ну спасибо, Женя, давай замутим какой-нибудь нормальный фестиваль…


ЛЕГЕЗА


Смотрите в Димины глаза.

В них — Легеза, в них Легеза!


КЕДРОВ. БУЗНИК


12.11.2012. Юбилей Константина Александровича Кедрова
в Пен-клубе. Очень много разных людей (в том числе знаменитых) пришло
поздравить легендарного нобелевского номинанта. Среди них Лев Новоженов,
Андрей Житинкин, Иван Кононов, Алексей Симонов и другие. Я тоже
попробовал подойти к прославленному поэту и вручить свой подарочек.
Неожиданно на пути у меня встал поэт Михаил Бузник. Он спросил: Ты
куда?» «Хочу Кедрова поздравить!» Миша удивился: « С чем?»

…Я все равно поздравил. Дорогой Константин Александрович, желаю Вам крепкого здоровья и новых замечательных стихов!



КЕДРОВ


12.11.2012. К. А. Кедров в Пен-Клубе дает интервью тележурналистке:

— Я не понимаю, что такое свободный стих. Разве может стих быть несвободным?!




ОБАМА


Почему победил Обама? Я знаю.

Белая раса сейчас проигрывает на всех фронтах.

Прошу прощения, если я кого-то обидел.



ЧУТЬ-ЧУТЬ ПЕРЕДЕЛАЛ

РОДИНА



Халява как национальная идея.

Откат как стратегия ХХI века.

Коррупция как основа экономики.

Капитализм как феодализм.

Президент — наше все.

Президент — наше ничто.

Мужики как бабы.

Бабы как мужики.

Не могу больше.

Не могу.

Или все-таки могу?

Да, могу.

Родина.



ИЗ СЕРИИ «РЕДАКЦИОННЫЕ БУДНИ»


Звонок в редакцию.

— Здравствуйте, я написал четыре тысячи двести тридцать два сонета. Хочу у вас в журнале напечатать.

— А Вы какие сонеты пишете — французские, английские, итальянские?

— Вы что, издеваетесь? Я русские сонеты пишу.



ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»


Дал заработать одному своему безработному
(иногороднему) товарищу. Прошу его: пришли мне номер своего счета и
обязательно укажи номер отделения Сбербанка, чтобы я тебе перечислил
гонорар. Иначе деньги у меня не принимают.

Товарищ возмущается:

— Да зачем тебе нужно это отделение?! Мне все и так деньги перечисляют.
Как-то это все странно! Ты, наверное, просто не хочешь платить.

Пишу еще раз:

— Пришли номер отделения Сбербанка.

Наконец, присылает.

Я перевожу деньги.

Он не говорит «спасибо».

Ну, это нормально, как говорил Владимир Машков в одном фильме.



МЕЖИРОВА. ДАВЫДОВ. МНАЦАКАНЯН


Моя чудесная соседка Зоя Межирова пригласила в гости
на день поминовения своего отца — выдающегося русского поэта Александра
Петровича Межирова.

Пришли Александр Давыдов (сын Давида Самойлова), Станислав Лесневский, Сергей Мнацаканян, я и две дамы (подруги Зои).

Выпили, помянули, закусили.

Потом Зоя показывала замечательные семейные фотографии.

Потом, как водится, начались литературные (окололитературные) диспуты.

Саша Давыдов сказал, что печатная книга исчезает. Скоро тиражи станут совсем крошечные.

Сережа Мнацаканян возражал. Он считает, насколько я понял, что падение тиражей — явление временное.

А я ничего не говорил. Я слушал и ел. Зоя готовит великолепно.



РАЗГУЛЯЙ

8.11.2012 гулял возле пощади Разгуляй. Какой это
чудесный район! Храмы, дореволюционные особняки, роскошные сталинские
дома (в одном из них имел квартиру замечательный поэт-песенник Алексей
Фатьянов), парк отдыха… Очень родной район. Хотя я там никогда не жил.



КРАСНОВА


Нина Краснова пишет в своем ЖЖ:

«Сегодня я весь день читала книгу Евгения Степанова "Профетические
функции поэзии", которая вышла в издательстве "Вест-Консалтинг" в 2011
году. Я уже читала её недели три назад, но бегло, а сегодня читала
медленно, с карандашом, отмечая в ней какие-то строчки, слова,
выражения, цитаты. Эта книга - о поэтах с профетическими, то есть
пророческими, медиумными способностями. Такими поэтами, по его мнению, с
которым нельзя не согласиться, были и Пушкин, и Хлебников, и Волошин, и
Цветаева, и Гиппиус, и Есенин, и Рубцов, и поэты нового времени, Виктор
Цой, Татьяна Бек, Борис Рыжий и другие, которых уже нет на свете, как и
Рубцова, Есенина и всех, кого я назвала выше и о которых пишет в своей
книге Евгений Степанов. Они все предчувствовали свою смерть и все писали
о ней в своих стихах и приближали её к себе своим словом, которое - как
"сакральный элемент" - влияет на судьбу.


В главе о Есенине и Рубцове Евгений Степанов пишет "о творческих
перекличках в поэзии Сергея Есенина и Николая Рубцова" и ссылается на
некоторые книги и статьи об этом некоторых авторов, на книгу Вадима
Кожинова "Николай Рубцов" (М., 1976), на очерк Николая Красильникова в
журнале "Сибирские огни", в 7-м номере 2007 года, "Открывая всей земли
красу", и на моё ээсе "Весенний Есенин", которое Евгений Степанов,
оказывается, читал в журнале "Наша улица", в 7-м номере за 2007 год, то
есть задолго то того, как он познакомился со мной, а я с ним... Это моё
эссе потом было напечатано в моей книге "В небесной сфере".

Я сейчас взяла её и стала там искать место о Рубцове и еле-еле нашла это место:

"...допустим, последователем и учеником Есенина считается Рубцов,
который, на мой взгляд, всего-навсего слабая веточка от древа Есенина,
трогательная, грустная, с пожухлыми листьями и зелёными цветами, мокрая
от дождя, от слёз неба, но небольшая, несоизмеримая с масштабом этого
поэта, Рубцов - ответвление от Есенина, которое не превратилось в
большое самостоятельное дерево..."

Как же Евгений Степанов внимательно читал моё эссе, большое, в 40
страниц мелким кеглем, если не пропустил там место о Рубцове,
которое занимает несколько строк».


ОТВЕТИЛ НА ВОПРОС ОДНОГО ЖУРНАЛА


Зачем нужен предмет «ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ШКОЛЕ?»


Мы живем в стране, которая сформирована — во многом! — православной культурой.

Православная культура — это космос. Огромный мир.

Православная культура — это, прежде всего, умение защищать свою Родину.
Не будем забывать, что полководец Дмитрий Донской — святой.

Православная культура — это архитектура.

Православная культура— это книгопечатание.

Православная культура— это мораль и нравственность.

Даже выдающийся русский поэт-авангардист ХVII века Симеон Полоцкий был монахом.

И, разумеется, такую культуру необходимо изучать. А как же иначе?


ШЕРЕМЕТЕВА

Талантливая Майя-Марина Шереметева пишет в фейсбуке:
«Думаю, читая некоторые сочинения. Нашу цивилизацию называют обществом
потребления. Но она также — общество производства, что мне еще
печальнее. Бес производства заставляет всех производить и производить -
стихи, статьи, предметы и т.п., как будто без этого ты никто. Даже если
ты к этому не склонен (как я), обстоятельства вынуждают: к данному
случаю требуется произвести речь, рецензию и т. п. Я смотрю с
благодарностью на своего кота и на всех других тварей: ничего они не
производят и уже тем велики! ТАК живут! Само же производство — то же
потребление и истребление. Оно ведь производит не из ничего, а расходует
на своей фабрике слова, мысли, всё...»


Моя вынужденная реплика:

Коты — это представители высшего разума. Люди со временем должны
превратиться в котов. А пока — в обществе потребления! — превращаются в
скотов.



СПАСЕМ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ



Дорогие друзья!



Литературный институт попал в список неэффективных вузов и находится на грани закрытия. Это несправедливо и возмутительно!

Я, как выпускница этого института и член правления Содружества
выпускников, КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ ЗАКРЫТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ИНСТИТУТА! Из
стен этого вуза в большую литературу пришли лучшие поэты, писатели нашей
страны, которые являются гордостью нашей литературы. А сам он давно
является историческим памятником русской культуры.

Он должен находиться в золотом списке лучших вузов страны, а не в списке неэффективных!!!

Дорогие друзья! Встанем на защиту Дома Герцена, которому "не хер цена"!!!



Нина КРАСНОВА,

выпускница Литературного института 1977 года,

член Правления Содружества выпускников Литературного института,

член Союза писателей СССР с 1980 года,

член Союза российских писателей,

член Союза писателей Москвы,

член Союза писателей XXI века,

член редсовета журнала "Юность",

главный редактор литературного альманаха "Эолова арфа,

лауреат премии им. Анны Ахматовой и др. премий



Мой комментарий:

Полностью согласен с Ниной Красновой. Закрыть Литературный институт —
это значит окончательно добить русскую культуру. Кстати, Книжную Лавку
Литературного института уже закрыли, чем нанесли колоссальный урон
литературному и читательскому сообществу.



ОТВЕТИЛ НА БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ «ПОЭТОГРАД»



— Возможен ли, на Ваш взгляд, объективный анализ поэтического текста?

— Возможен.

— Каковы для Вас критерии оценки поэтического текста?

— Я оцениваю поэтический текст, прежде всего, как стиховед. Анализирую
строфику, метрику, эвфонию, рифменную систему, метафорический ряд и т.
д. Кроме того, я оцениваю стихотворения поэта, учитывая е г о
версификационную систему. И, безусловно, оцениваю произведение с точки
зрения его воздействия на мое сознание и подсознание. Грубо говоря,
нравится-не нравится…



БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ



— Какой, на Ваш взгляд, сейчас строй в России?



Евгений Степанов:

— На мой взгляд, смешанный. Есть элементы феодализма, социализма, даже
капитализма… Примеров такой многоукладности очень много. Вот один из
них. Есть журналы, которые получают дотацию от государства. А есть
журналы, которые такую дотацию не получают. А почему?! Ведь вроде бы у
нас сейчас для всех один строй — капитализм. Для всех — рыночная
экономика. Ан нет. Для кого-то и социализм.



ВУЛЫХ



Александр Вулых написал в 1997 году:

Дарю свои стихи Степанову Евгению.

Читай их по пути из Аргентину в Кению!



ЭПОХА



и снова хляби и напасти

и глад и мор в который раз

наркомы наркоманы власти

жуют икру крестьянских глаз



заветы нового завета

забыты точно алфавит

и только песенка поэта

из ямы северной звучит



                      11.11.2012

                      В метро


ПАМЯТИ МАЯКОВСКОГО,

ИЛИ СТИХИ О ПОСТ-СОВЕТСКОМ ПОЧТОВОМ ЯЩИКЕ



Счета, счета…

И — нищета.



                      12.11.2012

                      Аэропорт



СЕМЬЯ


Евгений Викторович Чижиков женился на Агнессе Абрамовне Пыжиковой.

У них родилась дочка. Анастасия Евгеньевна Чижикова-Пыжикова.


12.11.2012

В метро



NEXT


11.11.2012. Смотрел фильм NEXT, где Абдулов играет (очень, прости господи, плохо!) вора в законе.

Невероятная мерзость. И сам фильм, и героизация жуликов, и многое другое
— постараюсь больше телевизор какое-то время не смотреть.



АМЕРИКА


Смотрю телевизор — удивляюсь, как часто ругают Америку. Какая, мол, это плохая страна. Как плохо там живут люди.

Рассказываю как почетный гражданин штата Кентукки. Когда в Америке ты
набираешь номер скорой помощи, машина с р а з у же к тебе выезжает. То
есть ты еще не переговорил с оператором, а скорая помощь уже летит тебя
спасать. Американские врачи понимают, что в экстренной ситуации важна
каждая секунда.

Мне интересно: у нас будет когда-нибудь такое отношение к людям?



МЕЖИРОВА


10.11.2012 в Союз писателей ХХI века вступила
замечательная поэтесса и эссеист Зоя Межирова — дочь выдающегося
русского поэта Александра Межирова. Ура!


ВАСИЛЕВСКИЙ. ЕВТУШЕНКО


Разговаривал года два назад на поэтическом фестивале в
Грузии с главным редактором «Нового мира» Андреем Василевским.
Спрашиваю его: «А Вам Евтушенко стихов не предлагал в последние годы?»
«Нет, — отвечает Андрей Витальевич, — И слава Богу!»


А я много раз обращался к Евтушенко за стихами. Он не присылает. Вот так все несправедливо в этом мире.

Между тем, Евтушенко  — великий поэт. Как бы его мы все ни ругали. Он
написал столько замечательных стихов, сколько нам и не снилось. Вот,
например.


         Евгений ЕВТУШЕНКО



         * * *



И все-таки я с тобою,

и все-таки ты со мной,

зажатые шумной толпою,

придавленные тишиной.



И все-таки мы родные,

а это нельзя не сберечь,

и все-таки мы иные,

чем были до наших встреч.



У памяти столько заначек,

что хватит их нам наперед,

и кто-то из нас заплачет,

когда из нас кто-то умрет.



                           17 января 2005





         * * *



Все выживаю, выживаю,

а не живу,

и сам себя я выжигаю,

как зной траву.



Что впереди? Лишь бездну вижу.

Она лежит

между двуличным словом — выжить,

и безграничным — жить.





         * * *



Форма — это тоже содержание.

Пламенная форма у огня.

Вложено встревоженное ржание

В форму совершенную коня.



Облако набухшее набито

Темным содержанием грозы,

И такое содержанье скрыто

В форме человеческой слезы!





         * * *



                           М. Бернесу



Хотят ли русские войны?

Спросите вы у тишины

над ширью пашен и полей

и у берез и тополей.

Спросите вы у тех солдат,

что под березами лежат,

и вам ответят их сыны,

хотят ли русские войны.

Не только за свою страну

солдаты гибли в ту войну,

а чтобы люди всей земли

спокойно видеть сны могли.

Под шелест листьев и афиш

ты спишь, Нью-Йорк, ты спишь, Париж.

Пусть вам ответят ваши сны,

хотят ли русские войны.

Да, мы умеем воевать,

но не хотим, чтобы опять

солдаты падали в бою

на землю грустную свою.

Спросите вы у матерей.

Спросите у жены моей.

И вы тогда понять должны,

хотят ли русские войны.





         * * *



                           Б. Ахмадулиной



Со мною вот что происходит:

ко мне мой старый друг не ходит,

а ходят в праздной суете

разнообразные не те.

И он

        не с теми ходит где-то

и тоже понимает это,

и наш раздор необъясним,

мы оба мучаемся с ним.

Со мною вот что происходит:

совсем не та ко мне приходит,

мне руки на плечи кладет

и у другой меня крадет.

А той —

                скажите, бога ради,

кому на плечи руки класть?

Та,

      у которой я украден,

в отместку тоже станет красть.

Не сразу этим же ответит,

а будет жить с собой в борьбе

и неосознанно наметит

кого-то дальнего себе.

О, сколько

                  нервных

                                  и недужных,

ненужных связей,

                  дружб ненужных!

Во мне уже осатанённость!

О, кто-нибудь,

                            приди,

                                        нарушь

чужих людей соединенность

и разобщенность

                                      близких душ!





         МЕТАМОРФОЗЫ



Детство — это село Краснощеково,

Несмышленово, Всеизлазово,

Скок-Поскоково, чуть Жестоково,

но Беззлобнино, но Чистоглазово.



Юность — это село Надеждино,

Нараспашкино, Обольщаньино,

ну а если немножко Невеждино,

все равно оно Обещаньино.



Зрелость — это село Разделово:

либо Схваткино, либо Пряткино,

либо Трусово, либо Смелово,

либо Кривдино, либо Правдино.



Старость — это село Усталово,

Понимаево, Неупреково,

Забывалово, Зарасталово

и — не дай нам бог — Одиноково.





         * * *



Бессердечность к себе —

                    это тоже увечность.

Не пора ли тебе отдохнуть?

Прояви наконец сам к себе человечность —

сам с собою побудь.

Успокойся.

                    В хорошие книжки заройся.

Не стремись никому ничего доказать.

А того, что тебя позабудут,

                    не бойся.

Все немедля сказать —

                    как себя наказать.

Успокойся на том,

                    чтобы мудрая тень Карадага,

пережившая столькие времена,

твои долгие ночи с тобой коротала

и Волошина мягкую тень привела.

Если рваться куда-то всю жизнь,

                    можно стать полоумным.

Ты позволь тишине

                    провести не спеша по твоим волосам.

Пусть предстанут в простом освещении лунном

революции,

                    войны,

                                искусство,

                                              ты сам.

И прекрасна усталость,

            похожая на умиранье, —

потому что от подлинной смерти она далека,

и прекрасно пустое бумагомаранье —

потому что еще не застыла навеки рука.

Горе тоже прекрасно,

        когда не последнее горе,

и прекрасно, что ты

        не для пошлого счастья рожден,

и прекрасно

        какое-то полусоленое море,

разбавленное дождем...

Есть в желаньях опасность

                    смертельного пережеланья.

Хорошо ничего не желать,

                    хоть на время спешить отложив.

И тоска хороша —

                    это все-таки переживанье.

Одиночество — чудо.

                    Оно означает — ты жив.





         СПАСИБО



                           Ю. Любимову



Ты скажи слезам своим "спасибо",

их не поспешая утереть.

Лучше плакать, но родиться — ибо

не родиться — это умереть.



Быть живым — пусть биту или гнуту, —

но в потемках плазмы не пропасть,

как зеленохвостую минуту

с воза мироздания украсть.



Вхрупывайся в радость, как в редиску,

смейся, перехватывая нож.

Страшно то, что мог ты не родиться,

даже если страшно, что живешь,



Кто родился — тот уже везучий.

Жизнь — очко с беззубою каргой.

Вытянутым быть — нахальный случай,

будто бы к семнадцати король,



В качке от черемушного чада,

пьяный от всего и ничего,

не моги очухаться от чуда,

чуда появленья своего.



В небесах не ожидая рая,

землю ты попреком не обидь,

ибо не наступит жизнь вторая,

а могла и первая не быть,



Доверяй не тлению, а вспышкам.

Падай в молочай и ковыли

и, не уговаривая слишком,

на спину вселенную вали.



В горе озорным не быть зазорно.

Даже на развалинах души,

грязный и разодранный, как Зорба,

празднуя позорище, пляши.



И спасибо самым черным кошкам,

на которых покосился ты,

и спасибо всем арбузным коркам,

на которых поскользнулся ты.



И спасибо самой сильной боли,

ибо что-то все-таки дала,

и спасибо самой сирой доле,

ибо доля все-таки была.



Стихи из Антологии журнала «Футурум АРТ» (www.futurum-art.ru)







МИРОНОВ



У политика Сергея Миронова нос, точно у инопланетянина.

Прошу прощения.



КНИГИ ГУРОВА И БРУШТЕЙНА


7.11.2012. Книги стихов Олега Гурова и Яна Бруштейна,
вышедшие недавно в издательстве «Вест-Консалтинг», поступили сегодня в
продажу в московский магазин «Фаланстер». Не пропустите!



ОПЯТЬ О РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА «СЕКС В МАЛЕНЬКОМ МОСКОВСКОМ ОФИСЕ»


Привет, Евгений!

Наконец добралась до твоего романа «Секс в маленьком московском офисе». Прочла на одном дыхании. Очень грустная история.

Так как веет автобиографичностью и искренностью, смею предположить, ты
написал это о себе. У меня двоякое отношение к тому, нужно ли в
произведениях, да и в жизни, быть таким открытым.

С одной стороны, это дает козыри всяким недоброжелателям. Они при случае
могут вспомнить неблаговидный факт из биографии или неудобное
высказывание из дневников (а твой роман и получился вырванным из
дневника куском) и использовать против тебя, когда ты захочешь стать еще
каким-нибудь президентом.

Я всегда считала, что проще раздеться для «Плейбоя», чем обнажить свою
душу. А ты открываешь читателю в своей душе такие уголки, что весь
остаешься почти без тайн: и беззащитным, и любящим, и подлым, и
доверчивым. Очень разным! А в результате каким-то слишком настоящим.
Просматриваешься весь, как на ладошке. Представила, насколько тяжело
было читать этот роман твоим близким.

С другой стороны, самое подкупающее для меня в жизни и в произведениях
искусства – именно эта искренность, которая, будучи мастерски поданной,
воздействует на эмоции. Так вот, затронуть чувства этим романом у тебя
получилось.

Откровенно говоря, у тебя вышло произведение о том, как не нужно строить
отношения «мужчина-женщина». И герой, и его девушка пытаются что-то
друг другу доказать, но никто из них не любит. Лично мне не жалко, что
они расстаются.

Мне не понравились в романе ненужные офисные подробности, затянутые
описания интриг девушки, когда она пытается бороться за превосходство
над мужчинами. Это два параллельных мира, и так как женщины не хуже, а
мужчины не лучше, априори здесь не может быть никаких побед. Мне
кажется, девочка, влюбленная и любящая, должна была создавать в жизни
героя и в том же офисе некую гармонию, а не сеять склоки, передавать
сплетни и т. д. Я всё недоумевала: простите, а кого здесь вообще любят?
Или даже хотят?

Несколько слов хочется сказать о заглавии. Задумалась, почему не «Любовь
в маленьком московском офисе», а «Секс…»? Всё непросто и с
исправлением на «Секс…» красивого и претенциозного старого названия
«Лю…».

А ответ, Женя, нашла в вечной книге: «Любовь долготерпит,
милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не
гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит
зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему
верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и
пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится».


Поэтому твое произведение получилось не про правильную любовь.

И поэтому новое заглавие с кликабельным словом «секс»– не только грамотный маркетинговый ход, а что-то свыше.

При всем этом в романе можно накопать много умных мыслей. Точные и емкие короткие фразы хочется растащить на цитаты…

Думаю, что это произведение когда-то просто выполнило
психотерапевтическую функцию. То, что ты описываешь – не любовь. Налицо
все признаки зависимости. Определить всё очень просто. Любовь делает
людей счастливыми, аддикция – несчастными.

Женя, тебе бы тогда к специалисту обратиться или прочесть книжки Ялома, а
ты выкарабкивался сам. Хотя такие самостоятельные попытки борьбы с
собой закаляют, увы, нет гарантии, что не заболеешь любовью опять. Но ты
ведь уже знаешь верное лекарство?

«Секс в маленьком московском офисе» — это вам не «Страдания юного
Вертера», после которого началась волна самоубийств обезумевших
влюбленных.

Обожаю искусство ради искусства. Но прагматизм мне тоже присущ. Я за то,
чтобы литература «работала», направляя жизнь читателя в нужное русло.
Мне кажется, твой роман – в каком-то роде рецепт тем творческим людям,
которые чувствуют тоньше других и в случае влюбленности готовы умереть
от обуревающих их чувств.

Ты, Женя, как будто говоришь им: «Не надо тонуть в любовных
зависимостях, сходить с ума, приставлять к виску пистолет, искать
веревку и мыло. Ну-ка вместо страданий займитесь делом. Сублимируйте
свои «траблы» в творчество. Садитесь и пишите, как когда-то делал я!».

Ха, почему бы и нет? В этом есть свой резон. Одним сумасшедшим или
мертвым будет меньше, одним стихотворением или романом – больше! Вот так
Степанов своим «Сексом в маленьком московском офисе» трудится на благо
творчества.

Не смогла обойтись без некоторой иронии.

Спасибо за доставленное удовольствие от прочтения романа.



Варвара ЧЕРКОВСКАЯ,

Беларусь



ОПЯТЬ О РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА «СЕКС В МАЛЕНЬКОМ МОСКОВСКОМ ОФИСЕ»


Мне звонит высокопоставленная чиновница одного министерства.

— Евгений, я прочитала твою книгу «Секс в маленьком московском офисе». В целом понравилось, но есть претензия.

— Какая?

— У меня тоже есть маленький московский офис, а секса в нем, к сожалению, нет. Ты — подлец!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment