December 7th, 2012

Дневник Евгения Степанова, ноябрь 2012 год

ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

ПОЭТЕССА

— Ты знаешь, Женя, я хочу славы. Давай замутим
какой-нибудь нормальный фестиваль, в Париже, например. У меня подруга
Людка, у нее друг Пьер Карден. У Пьера несколько вилл всегда пустых, он
нас ждет. Давай замутим нормальный фестиваль, Женя, я хочу славы. А то я
пришла на «Лапу Азора», это такая хуйня!

— Почему?

— Да потому! Там ни одного зрителя не было, одни поэты, а мне слава,
Женя, нужна. Я сейчас выступаю в Барвихе, меня народ любит, мои книжки
все хотят купить, но их нет, я не хочу издавать за свой счет, пусть их
нормальные издатели издают. И фестиваль давай замутим нормальный, у меня
отец начальник и дядя начальник, я тоже хочу быть начальником, я
легкообучаемая, все могу. Ты в меня веришь, Женя?

— Да.

— Ну спасибо, Женя, давай замутим какой-нибудь нормальный фестиваль…


ЛЕГЕЗА


Смотрите в Димины глаза.

В них — Легеза, в них Легеза!


КЕДРОВ. БУЗНИК


12.11.2012. Юбилей Константина Александровича Кедрова
в Пен-клубе. Очень много разных людей (в том числе знаменитых) пришло
поздравить легендарного нобелевского номинанта. Среди них Лев Новоженов,
Андрей Житинкин, Иван Кононов, Алексей Симонов и другие. Я тоже
попробовал подойти к прославленному поэту и вручить свой подарочек.
Неожиданно на пути у меня встал поэт Михаил Бузник. Он спросил: Ты
куда?» «Хочу Кедрова поздравить!» Миша удивился: « С чем?»

…Я все равно поздравил. Дорогой Константин Александрович, желаю Вам крепкого здоровья и новых замечательных стихов!



КЕДРОВ


12.11.2012. К. А. Кедров в Пен-Клубе дает интервью тележурналистке:

— Я не понимаю, что такое свободный стих. Разве может стих быть несвободным?!




ОБАМА


Почему победил Обама? Я знаю.

Белая раса сейчас проигрывает на всех фронтах.

Прошу прощения, если я кого-то обидел.



ЧУТЬ-ЧУТЬ ПЕРЕДЕЛАЛ

РОДИНА



Халява как национальная идея.

Откат как стратегия ХХI века.

Коррупция как основа экономики.

Капитализм как феодализм.

Президент — наше все.

Президент — наше ничто.

Мужики как бабы.

Бабы как мужики.

Не могу больше.

Не могу.

Или все-таки могу?

Да, могу.

Родина.



ИЗ СЕРИИ «РЕДАКЦИОННЫЕ БУДНИ»


Звонок в редакцию.

— Здравствуйте, я написал четыре тысячи двести тридцать два сонета. Хочу у вас в журнале напечатать.

— А Вы какие сонеты пишете — французские, английские, итальянские?

— Вы что, издеваетесь? Я русские сонеты пишу.



ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»


Дал заработать одному своему безработному
(иногороднему) товарищу. Прошу его: пришли мне номер своего счета и
обязательно укажи номер отделения Сбербанка, чтобы я тебе перечислил
гонорар. Иначе деньги у меня не принимают.

Товарищ возмущается:

— Да зачем тебе нужно это отделение?! Мне все и так деньги перечисляют.
Как-то это все странно! Ты, наверное, просто не хочешь платить.

Пишу еще раз:

— Пришли номер отделения Сбербанка.

Наконец, присылает.

Я перевожу деньги.

Он не говорит «спасибо».

Ну, это нормально, как говорил Владимир Машков в одном фильме.



МЕЖИРОВА. ДАВЫДОВ. МНАЦАКАНЯН


Моя чудесная соседка Зоя Межирова пригласила в гости
на день поминовения своего отца — выдающегося русского поэта Александра
Петровича Межирова.

Пришли Александр Давыдов (сын Давида Самойлова), Станислав Лесневский, Сергей Мнацаканян, я и две дамы (подруги Зои).

Выпили, помянули, закусили.

Потом Зоя показывала замечательные семейные фотографии.

Потом, как водится, начались литературные (окололитературные) диспуты.

Саша Давыдов сказал, что печатная книга исчезает. Скоро тиражи станут совсем крошечные.

Сережа Мнацаканян возражал. Он считает, насколько я понял, что падение тиражей — явление временное.

А я ничего не говорил. Я слушал и ел. Зоя готовит великолепно.



РАЗГУЛЯЙ

8.11.2012 гулял возле пощади Разгуляй. Какой это
чудесный район! Храмы, дореволюционные особняки, роскошные сталинские
дома (в одном из них имел квартиру замечательный поэт-песенник Алексей
Фатьянов), парк отдыха… Очень родной район. Хотя я там никогда не жил.



КРАСНОВА


Нина Краснова пишет в своем ЖЖ:

«Сегодня я весь день читала книгу Евгения Степанова "Профетические
функции поэзии", которая вышла в издательстве "Вест-Консалтинг" в 2011
году. Я уже читала её недели три назад, но бегло, а сегодня читала
медленно, с карандашом, отмечая в ней какие-то строчки, слова,
выражения, цитаты. Эта книга - о поэтах с профетическими, то есть
пророческими, медиумными способностями. Такими поэтами, по его мнению, с
которым нельзя не согласиться, были и Пушкин, и Хлебников, и Волошин, и
Цветаева, и Гиппиус, и Есенин, и Рубцов, и поэты нового времени, Виктор
Цой, Татьяна Бек, Борис Рыжий и другие, которых уже нет на свете, как и
Рубцова, Есенина и всех, кого я назвала выше и о которых пишет в своей
книге Евгений Степанов. Они все предчувствовали свою смерть и все писали
о ней в своих стихах и приближали её к себе своим словом, которое - как
"сакральный элемент" - влияет на судьбу.


В главе о Есенине и Рубцове Евгений Степанов пишет "о творческих
перекличках в поэзии Сергея Есенина и Николая Рубцова" и ссылается на
некоторые книги и статьи об этом некоторых авторов, на книгу Вадима
Кожинова "Николай Рубцов" (М., 1976), на очерк Николая Красильникова в
журнале "Сибирские огни", в 7-м номере 2007 года, "Открывая всей земли
красу", и на моё ээсе "Весенний Есенин", которое Евгений Степанов,
оказывается, читал в журнале "Наша улица", в 7-м номере за 2007 год, то
есть задолго то того, как он познакомился со мной, а я с ним... Это моё
эссе потом было напечатано в моей книге "В небесной сфере".

Я сейчас взяла её и стала там искать место о Рубцове и еле-еле нашла это место:

"...допустим, последователем и учеником Есенина считается Рубцов,
который, на мой взгляд, всего-навсего слабая веточка от древа Есенина,
трогательная, грустная, с пожухлыми листьями и зелёными цветами, мокрая
от дождя, от слёз неба, но небольшая, несоизмеримая с масштабом этого
поэта, Рубцов - ответвление от Есенина, которое не превратилось в
большое самостоятельное дерево..."

Как же Евгений Степанов внимательно читал моё эссе, большое, в 40
страниц мелким кеглем, если не пропустил там место о Рубцове,
которое занимает несколько строк».


ОТВЕТИЛ НА ВОПРОС ОДНОГО ЖУРНАЛА


Зачем нужен предмет «ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ШКОЛЕ?»


Мы живем в стране, которая сформирована — во многом! — православной культурой.

Православная культура — это космос. Огромный мир.

Православная культура — это, прежде всего, умение защищать свою Родину.
Не будем забывать, что полководец Дмитрий Донской — святой.

Православная культура — это архитектура.

Православная культура— это книгопечатание.

Православная культура— это мораль и нравственность.

Даже выдающийся русский поэт-авангардист ХVII века Симеон Полоцкий был монахом.

И, разумеется, такую культуру необходимо изучать. А как же иначе?


ШЕРЕМЕТЕВА

Талантливая Майя-Марина Шереметева пишет в фейсбуке:
«Думаю, читая некоторые сочинения. Нашу цивилизацию называют обществом
потребления. Но она также — общество производства, что мне еще
печальнее. Бес производства заставляет всех производить и производить -
стихи, статьи, предметы и т.п., как будто без этого ты никто. Даже если
ты к этому не склонен (как я), обстоятельства вынуждают: к данному
случаю требуется произвести речь, рецензию и т. п. Я смотрю с
благодарностью на своего кота и на всех других тварей: ничего они не
производят и уже тем велики! ТАК живут! Само же производство — то же
потребление и истребление. Оно ведь производит не из ничего, а расходует
на своей фабрике слова, мысли, всё...»


Моя вынужденная реплика:

Коты — это представители высшего разума. Люди со временем должны
превратиться в котов. А пока — в обществе потребления! — превращаются в
скотов.



СПАСЕМ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ



Дорогие друзья!



Литературный институт попал в список неэффективных вузов и находится на грани закрытия. Это несправедливо и возмутительно!

Я, как выпускница этого института и член правления Содружества
выпускников, КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ ЗАКРЫТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ИНСТИТУТА! Из
стен этого вуза в большую литературу пришли лучшие поэты, писатели нашей
страны, которые являются гордостью нашей литературы. А сам он давно
является историческим памятником русской культуры.

Он должен находиться в золотом списке лучших вузов страны, а не в списке неэффективных!!!

Дорогие друзья! Встанем на защиту Дома Герцена, которому "не хер цена"!!!



Нина КРАСНОВА,

выпускница Литературного института 1977 года,

член Правления Содружества выпускников Литературного института,

член Союза писателей СССР с 1980 года,

член Союза российских писателей,

член Союза писателей Москвы,

член Союза писателей XXI века,

член редсовета журнала "Юность",

главный редактор литературного альманаха "Эолова арфа,

лауреат премии им. Анны Ахматовой и др. премий



Мой комментарий:

Полностью согласен с Ниной Красновой. Закрыть Литературный институт —
это значит окончательно добить русскую культуру. Кстати, Книжную Лавку
Литературного института уже закрыли, чем нанесли колоссальный урон
литературному и читательскому сообществу.



ОТВЕТИЛ НА БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ «ПОЭТОГРАД»



— Возможен ли, на Ваш взгляд, объективный анализ поэтического текста?

— Возможен.

— Каковы для Вас критерии оценки поэтического текста?

— Я оцениваю поэтический текст, прежде всего, как стиховед. Анализирую
строфику, метрику, эвфонию, рифменную систему, метафорический ряд и т.
д. Кроме того, я оцениваю стихотворения поэта, учитывая е г о
версификационную систему. И, безусловно, оцениваю произведение с точки
зрения его воздействия на мое сознание и подсознание. Грубо говоря,
нравится-не нравится…



БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ



— Какой, на Ваш взгляд, сейчас строй в России?



Евгений Степанов:

— На мой взгляд, смешанный. Есть элементы феодализма, социализма, даже
капитализма… Примеров такой многоукладности очень много. Вот один из
них. Есть журналы, которые получают дотацию от государства. А есть
журналы, которые такую дотацию не получают. А почему?! Ведь вроде бы у
нас сейчас для всех один строй — капитализм. Для всех — рыночная
экономика. Ан нет. Для кого-то и социализм.



ВУЛЫХ



Александр Вулых написал в 1997 году:

Дарю свои стихи Степанову Евгению.

Читай их по пути из Аргентину в Кению!



ЭПОХА



и снова хляби и напасти

и глад и мор в который раз

наркомы наркоманы власти

жуют икру крестьянских глаз



заветы нового завета

забыты точно алфавит

и только песенка поэта

из ямы северной звучит



                      11.11.2012

                      В метро


ПАМЯТИ МАЯКОВСКОГО,

ИЛИ СТИХИ О ПОСТ-СОВЕТСКОМ ПОЧТОВОМ ЯЩИКЕ



Счета, счета…

И — нищета.



                      12.11.2012

                      Аэропорт



СЕМЬЯ


Евгений Викторович Чижиков женился на Агнессе Абрамовне Пыжиковой.

У них родилась дочка. Анастасия Евгеньевна Чижикова-Пыжикова.


12.11.2012

В метро



NEXT


11.11.2012. Смотрел фильм NEXT, где Абдулов играет (очень, прости господи, плохо!) вора в законе.

Невероятная мерзость. И сам фильм, и героизация жуликов, и многое другое
— постараюсь больше телевизор какое-то время не смотреть.



АМЕРИКА


Смотрю телевизор — удивляюсь, как часто ругают Америку. Какая, мол, это плохая страна. Как плохо там живут люди.

Рассказываю как почетный гражданин штата Кентукки. Когда в Америке ты
набираешь номер скорой помощи, машина с р а з у же к тебе выезжает. То
есть ты еще не переговорил с оператором, а скорая помощь уже летит тебя
спасать. Американские врачи понимают, что в экстренной ситуации важна
каждая секунда.

Мне интересно: у нас будет когда-нибудь такое отношение к людям?



МЕЖИРОВА


10.11.2012 в Союз писателей ХХI века вступила
замечательная поэтесса и эссеист Зоя Межирова — дочь выдающегося
русского поэта Александра Межирова. Ура!


ВАСИЛЕВСКИЙ. ЕВТУШЕНКО


Разговаривал года два назад на поэтическом фестивале в
Грузии с главным редактором «Нового мира» Андреем Василевским.
Спрашиваю его: «А Вам Евтушенко стихов не предлагал в последние годы?»
«Нет, — отвечает Андрей Витальевич, — И слава Богу!»


А я много раз обращался к Евтушенко за стихами. Он не присылает. Вот так все несправедливо в этом мире.

Между тем, Евтушенко  — великий поэт. Как бы его мы все ни ругали. Он
написал столько замечательных стихов, сколько нам и не снилось. Вот,
например.


         Евгений ЕВТУШЕНКО



         * * *



И все-таки я с тобою,

и все-таки ты со мной,

зажатые шумной толпою,

придавленные тишиной.



И все-таки мы родные,

а это нельзя не сберечь,

и все-таки мы иные,

чем были до наших встреч.



У памяти столько заначек,

что хватит их нам наперед,

и кто-то из нас заплачет,

когда из нас кто-то умрет.



                           17 января 2005





         * * *



Все выживаю, выживаю,

а не живу,

и сам себя я выжигаю,

как зной траву.



Что впереди? Лишь бездну вижу.

Она лежит

между двуличным словом — выжить,

и безграничным — жить.





         * * *



Форма — это тоже содержание.

Пламенная форма у огня.

Вложено встревоженное ржание

В форму совершенную коня.



Облако набухшее набито

Темным содержанием грозы,

И такое содержанье скрыто

В форме человеческой слезы!





         * * *



                           М. Бернесу



Хотят ли русские войны?

Спросите вы у тишины

над ширью пашен и полей

и у берез и тополей.

Спросите вы у тех солдат,

что под березами лежат,

и вам ответят их сыны,

хотят ли русские войны.

Не только за свою страну

солдаты гибли в ту войну,

а чтобы люди всей земли

спокойно видеть сны могли.

Под шелест листьев и афиш

ты спишь, Нью-Йорк, ты спишь, Париж.

Пусть вам ответят ваши сны,

хотят ли русские войны.

Да, мы умеем воевать,

но не хотим, чтобы опять

солдаты падали в бою

на землю грустную свою.

Спросите вы у матерей.

Спросите у жены моей.

И вы тогда понять должны,

хотят ли русские войны.





         * * *



                           Б. Ахмадулиной



Со мною вот что происходит:

ко мне мой старый друг не ходит,

а ходят в праздной суете

разнообразные не те.

И он

        не с теми ходит где-то

и тоже понимает это,

и наш раздор необъясним,

мы оба мучаемся с ним.

Со мною вот что происходит:

совсем не та ко мне приходит,

мне руки на плечи кладет

и у другой меня крадет.

А той —

                скажите, бога ради,

кому на плечи руки класть?

Та,

      у которой я украден,

в отместку тоже станет красть.

Не сразу этим же ответит,

а будет жить с собой в борьбе

и неосознанно наметит

кого-то дальнего себе.

О, сколько

                  нервных

                                  и недужных,

ненужных связей,

                  дружб ненужных!

Во мне уже осатанённость!

О, кто-нибудь,

                            приди,

                                        нарушь

чужих людей соединенность

и разобщенность

                                      близких душ!





         МЕТАМОРФОЗЫ



Детство — это село Краснощеково,

Несмышленово, Всеизлазово,

Скок-Поскоково, чуть Жестоково,

но Беззлобнино, но Чистоглазово.



Юность — это село Надеждино,

Нараспашкино, Обольщаньино,

ну а если немножко Невеждино,

все равно оно Обещаньино.



Зрелость — это село Разделово:

либо Схваткино, либо Пряткино,

либо Трусово, либо Смелово,

либо Кривдино, либо Правдино.



Старость — это село Усталово,

Понимаево, Неупреково,

Забывалово, Зарасталово

и — не дай нам бог — Одиноково.





         * * *



Бессердечность к себе —

                    это тоже увечность.

Не пора ли тебе отдохнуть?

Прояви наконец сам к себе человечность —

сам с собою побудь.

Успокойся.

                    В хорошие книжки заройся.

Не стремись никому ничего доказать.

А того, что тебя позабудут,

                    не бойся.

Все немедля сказать —

                    как себя наказать.

Успокойся на том,

                    чтобы мудрая тень Карадага,

пережившая столькие времена,

твои долгие ночи с тобой коротала

и Волошина мягкую тень привела.

Если рваться куда-то всю жизнь,

                    можно стать полоумным.

Ты позволь тишине

                    провести не спеша по твоим волосам.

Пусть предстанут в простом освещении лунном

революции,

                    войны,

                                искусство,

                                              ты сам.

И прекрасна усталость,

            похожая на умиранье, —

потому что от подлинной смерти она далека,

и прекрасно пустое бумагомаранье —

потому что еще не застыла навеки рука.

Горе тоже прекрасно,

        когда не последнее горе,

и прекрасно, что ты

        не для пошлого счастья рожден,

и прекрасно

        какое-то полусоленое море,

разбавленное дождем...

Есть в желаньях опасность

                    смертельного пережеланья.

Хорошо ничего не желать,

                    хоть на время спешить отложив.

И тоска хороша —

                    это все-таки переживанье.

Одиночество — чудо.

                    Оно означает — ты жив.





         СПАСИБО



                           Ю. Любимову



Ты скажи слезам своим "спасибо",

их не поспешая утереть.

Лучше плакать, но родиться — ибо

не родиться — это умереть.



Быть живым — пусть биту или гнуту, —

но в потемках плазмы не пропасть,

как зеленохвостую минуту

с воза мироздания украсть.



Вхрупывайся в радость, как в редиску,

смейся, перехватывая нож.

Страшно то, что мог ты не родиться,

даже если страшно, что живешь,



Кто родился — тот уже везучий.

Жизнь — очко с беззубою каргой.

Вытянутым быть — нахальный случай,

будто бы к семнадцати король,



В качке от черемушного чада,

пьяный от всего и ничего,

не моги очухаться от чуда,

чуда появленья своего.



В небесах не ожидая рая,

землю ты попреком не обидь,

ибо не наступит жизнь вторая,

а могла и первая не быть,



Доверяй не тлению, а вспышкам.

Падай в молочай и ковыли

и, не уговаривая слишком,

на спину вселенную вали.



В горе озорным не быть зазорно.

Даже на развалинах души,

грязный и разодранный, как Зорба,

празднуя позорище, пляши.



И спасибо самым черным кошкам,

на которых покосился ты,

и спасибо всем арбузным коркам,

на которых поскользнулся ты.



И спасибо самой сильной боли,

ибо что-то все-таки дала,

и спасибо самой сирой доле,

ибо доля все-таки была.



Стихи из Антологии журнала «Футурум АРТ» (www.futurum-art.ru)







МИРОНОВ



У политика Сергея Миронова нос, точно у инопланетянина.

Прошу прощения.



КНИГИ ГУРОВА И БРУШТЕЙНА


7.11.2012. Книги стихов Олега Гурова и Яна Бруштейна,
вышедшие недавно в издательстве «Вест-Консалтинг», поступили сегодня в
продажу в московский магазин «Фаланстер». Не пропустите!



ОПЯТЬ О РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА «СЕКС В МАЛЕНЬКОМ МОСКОВСКОМ ОФИСЕ»


Привет, Евгений!

Наконец добралась до твоего романа «Секс в маленьком московском офисе». Прочла на одном дыхании. Очень грустная история.

Так как веет автобиографичностью и искренностью, смею предположить, ты
написал это о себе. У меня двоякое отношение к тому, нужно ли в
произведениях, да и в жизни, быть таким открытым.

С одной стороны, это дает козыри всяким недоброжелателям. Они при случае
могут вспомнить неблаговидный факт из биографии или неудобное
высказывание из дневников (а твой роман и получился вырванным из
дневника куском) и использовать против тебя, когда ты захочешь стать еще
каким-нибудь президентом.

Я всегда считала, что проще раздеться для «Плейбоя», чем обнажить свою
душу. А ты открываешь читателю в своей душе такие уголки, что весь
остаешься почти без тайн: и беззащитным, и любящим, и подлым, и
доверчивым. Очень разным! А в результате каким-то слишком настоящим.
Просматриваешься весь, как на ладошке. Представила, насколько тяжело
было читать этот роман твоим близким.

С другой стороны, самое подкупающее для меня в жизни и в произведениях
искусства – именно эта искренность, которая, будучи мастерски поданной,
воздействует на эмоции. Так вот, затронуть чувства этим романом у тебя
получилось.

Откровенно говоря, у тебя вышло произведение о том, как не нужно строить
отношения «мужчина-женщина». И герой, и его девушка пытаются что-то
друг другу доказать, но никто из них не любит. Лично мне не жалко, что
они расстаются.

Мне не понравились в романе ненужные офисные подробности, затянутые
описания интриг девушки, когда она пытается бороться за превосходство
над мужчинами. Это два параллельных мира, и так как женщины не хуже, а
мужчины не лучше, априори здесь не может быть никаких побед. Мне
кажется, девочка, влюбленная и любящая, должна была создавать в жизни
героя и в том же офисе некую гармонию, а не сеять склоки, передавать
сплетни и т. д. Я всё недоумевала: простите, а кого здесь вообще любят?
Или даже хотят?

Несколько слов хочется сказать о заглавии. Задумалась, почему не «Любовь
в маленьком московском офисе», а «Секс…»? Всё непросто и с
исправлением на «Секс…» красивого и претенциозного старого названия
«Лю…».

А ответ, Женя, нашла в вечной книге: «Любовь долготерпит,
милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не
гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит
зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему
верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и
пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится».


Поэтому твое произведение получилось не про правильную любовь.

И поэтому новое заглавие с кликабельным словом «секс»– не только грамотный маркетинговый ход, а что-то свыше.

При всем этом в романе можно накопать много умных мыслей. Точные и емкие короткие фразы хочется растащить на цитаты…

Думаю, что это произведение когда-то просто выполнило
психотерапевтическую функцию. То, что ты описываешь – не любовь. Налицо
все признаки зависимости. Определить всё очень просто. Любовь делает
людей счастливыми, аддикция – несчастными.

Женя, тебе бы тогда к специалисту обратиться или прочесть книжки Ялома, а
ты выкарабкивался сам. Хотя такие самостоятельные попытки борьбы с
собой закаляют, увы, нет гарантии, что не заболеешь любовью опять. Но ты
ведь уже знаешь верное лекарство?

«Секс в маленьком московском офисе» — это вам не «Страдания юного
Вертера», после которого началась волна самоубийств обезумевших
влюбленных.

Обожаю искусство ради искусства. Но прагматизм мне тоже присущ. Я за то,
чтобы литература «работала», направляя жизнь читателя в нужное русло.
Мне кажется, твой роман – в каком-то роде рецепт тем творческим людям,
которые чувствуют тоньше других и в случае влюбленности готовы умереть
от обуревающих их чувств.

Ты, Женя, как будто говоришь им: «Не надо тонуть в любовных
зависимостях, сходить с ума, приставлять к виску пистолет, искать
веревку и мыло. Ну-ка вместо страданий займитесь делом. Сублимируйте
свои «траблы» в творчество. Садитесь и пишите, как когда-то делал я!».

Ха, почему бы и нет? В этом есть свой резон. Одним сумасшедшим или
мертвым будет меньше, одним стихотворением или романом – больше! Вот так
Степанов своим «Сексом в маленьком московском офисе» трудится на благо
творчества.

Не смогла обойтись без некоторой иронии.

Спасибо за доставленное удовольствие от прочтения романа.



Варвара ЧЕРКОВСКАЯ,

Беларусь



ОПЯТЬ О РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА «СЕКС В МАЛЕНЬКОМ МОСКОВСКОМ ОФИСЕ»


Мне звонит высокопоставленная чиновница одного министерства.

— Евгений, я прочитала твою книгу «Секс в маленьком московском офисе». В целом понравилось, но есть претензия.

— Какая?

— У меня тоже есть маленький московский офис, а секса в нем, к сожалению, нет. Ты — подлец!

Дневник Евгения Степанова, ноябрь 2012 год (часть 2)

СТЕПАНОВ. БОБЫШЕВ. МЕРЗКАЯ (САМОМУ ПРОТИВНО!) ПЕРЕПИСКА ИЗ ФЕЙСБУКА

(почти пьеса)



Евгений СТЕПАНОВ

ГОСПОДИН ГОРЕМЫЧКО


господин Горемычко

шумный как попугай

в каждой бочке затычка

в каждой стычке тафгай



все куда-то бежит он

все зачем-то бежит

хочет стать знаменитым

как великий пиит



а великий пиит

никуда не бежит

а великий пиит

на диване лежит



а пиит пребывает

в ирреальной стране

а стихи сочиняет

разве только во сне

15.11.2012

В метро



Dmitry Bobyshev

Убивать не стоит, но за такие словечки как «тафгай» надо безжалостно применять телесные наказания.



Евгений Степанов

А какие еще слова нельзя употреблять? Огласите весь список. А то мы тут не знаем.



Dmitry Bobyshev

Например, «армрестлинг» или «бодибилдинг» и в таком духе!



Евгений Степанов

Слова, господин хороший, могут быть любые. Жаль, что вы это так и не
поняли. А вот хамить не надо. Особенно, если вы общаетесь с
профессиональным боксером. Это я насчет «телесных наказаний». Это
небезопасно.



Dmitry Bobyshev

Боксёр – это порода, вроде бульдога. Да, может укусить или облаять. Но стихи – совсем другое дело.



Евгений Степанов

Увы, и здесь вы ошибаетесь, господин хороший. Боксер лаять не будет. Он
сразу бьет по роже. Особенно если видит перед собой рожу самонадеянного и
зарвавшегося хама и к тому же безнадежного графомана. Будьте здоровы!
Сильно не переживайте. Не всем же Господь дает талант, как Бродскому.
Еще раз вас прошу: не переживайте. Пишите еще кому-нибудь в фейсбук.
Может быть, вам будет легче.



Dmitry Bobyshev

Одним павлином меньше.



Евгений Степанов

Вот именно.


ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ


У нас на работе два Евгения Викторовича. Генеральный
директор (это я, дедушка 48 лет) и кладовщик — студент медицинского
института. Кладовщик — человек молодой (20 лет), но очень серьезный.
Будущий хирург. Взгляд у него — как рентген. Все его побаиваются, зовут
исключительно по имени-отчеству. А меня в основном называют — Женя. Все
знают, что из меня руководитель, как из говна — пуля. Меня никто на
работе не боится. Я, впрочем, этому только рад.



ПРОЗА И ПОЭЗИЯ



Для меня главный критерий прозы — это чтобы было смешно.

А главный критерий поэзии — чтобы было не смешно.


ФЕЙСБУК ОТМЕНИЛ ЖУРНАЛЫ


Фактически фейсбук отменил большую потребность в литературных журналах.

В журналах надо годами ждать, чтобы тебя напечатали. И десятилетиями —
чтобы что-то напечатали о тебе. А фейсбук дает такую возможность
мгновенно. Я очень рад, что мои скромные текстики в фейсбуке читают
Марина Кудимова и Вероника Долина, Константин Кедров и Евгений В.
Харитонов, Александр Минкин и Нина Краснова, Анна Гедымин и Сергей
Арутюнов и многие другие выдающиеся люди России (прошу прощения, что
назвал не всех). Рад, что меня здесь кто-то критикует. Это замечательно.
В фейсбуке есть жизнь. Фейсбук — это рай для сочинителя.


СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ


Я родился и вырос в Кускове, это дивная окраина
Москвы, самое красивое — Родина! — место в мире.
Архитектурно-художественный ансамбль ХVIII века.

Жил я там до 17 лет. Очень часто тогда, в детстве и юности, беззаботно
купался в пруду (мы его называли — графский). Тогда на пруду были
спасательные круги. И у меня дома был спасательный круг. Спасательный
круг Кускова. Он есть у меня и сейчас. В душе, в памяти.



НОВОЖЕНОВ



Очень люблю рассказы Льва Новоженова. Мудрые,
спокойные, ироничные, самоироничные. Очень короткие. Очень глубокие. Их,
слава Богу, много в фейсбуке.

И сам Лев Юрьевич замечательный. Однажды, лет двадцать пять назад, он
помог мне, нищему студенту, заработать как молодому поэту-сатирику в
ЦПКиО имени Горького. Я там выступал пять минут, а заплатил мне Лев
Юрьевич (тогда для меня — Лева) 70 рублей. Это было целое состояние. Лев
Юрьевич про это, конечно, не помнит. А я помню. И благодарен.



ЖЕНЩИНА В СОСЕДНЕЙ КОМНАТЕ
 Тебе


женщина в соседней комнате

смотрит телевизор

а я лежу на диване

и пишу стихи



стихи конечно глупые несуразные

графоманские

но я все равно счастлив

женщина в соседней комнате

смотрит телевизор
18.11.2012

Аэропорт


АРОНОВ


Александр Аронов написал много гениальных стихотворений. Вот одно из них.



Вот рвешься ты, немыслимая нить.

Мне без тебя не выдержать, конечно.

Как эти две звезды соединить —

Пятиконечную с шестиконечной?

Два мира, два признанья... Жизнь идет

И это все становится неважно.

«Жиды и коммунисты, шаг вперед!»

Я выхожу, в меня стреляйте дважды.



По-моему, это шедевр.



ФЕЙСБУК


я имею привычку

жизнь транжирить свою

напишите мне в личку

тчк I love you



пять шагов до погоста

наш — для вечности — путь

что вам стоит? так просто

быть добрее чуть-чуть



не допустим же стычку

очень близких сердец

напишите мне в личку

женька ты молодец
17.11.2012

Аэропорт



ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

ИНОГДА Я ПОНИМАЮ ТОВАРИЩА СТАЛИНА



Веб-дизайнер Серж оказался редким подлецом. Он ушел в отпуск.

Редактор Володя Коркунов и вовсе меня разочаровал. Тоже ушел в отпуск.

Мой боевой заместитель Андрей, который работает со мной 10 лет, довел
меня своим вероломством до истерики. Он заболел. И сидит дома на
больничном.

Верстальщица Маринка тоже грозит отпуском.

Работать невозможно.

…Иногда я понимаю товарища Сталина.


ОДИН


В России сейчас один ньюсмейкер.

Все остальные — комментаторы.



* * *



теперь уместятся в горсти

желанья и загадки

теперь не хочется ебсти

кого-нибудь за бабки



теперь милей игривый взгляд

подаренный девчонкой

теперь куда глаза глядят

я не пойду с котомкой



теперь я взрослый не трень-брень

пашу что было мочи

теперь я знаю краток день

а ночь ещё короче


17.11.2005

Киев



КЛИЕНТЫ


Раньше, когда только начинал заниматься бизнесом, я
боролся за каждого клиента. А теперь не борюсь. Не хотите — как хотите.
Всех денег не заработаешь. А чем меньше клиентов — тем меньше
нервотрепки.

…А клиентов почему-то становится все больше и больше. Парадокс.



ФЕЙСБУК

Иногда какой-нибудь человек заходит на мою страницу в
фейсбуке и радостно, с упоением начинает хамить. Зачем, почему? Не
понимаю. Ты же, в конце концов, в гостях. Пиши на своей страничке что
хочешь, а на моей-то — зачем? Тебя же никто не просил.

Я поначалу переживал, а потом понял, что надо делать. Я таких персонажей
просто удаляю из списка друзей. И все. Никому ничего объяснять я не
намерен. Выполнять роль школьного учителя у меня уже нет времени.



В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ


Так безобразно получилось, что с детских лет я в поле зрения большого количества людей.

Играл в команде в футбол и хоккей — смотрели зрители.

Выступал на ринге — смотрели зрители.

Играл в оркестре баянистов-аккордеонистов — опять смотрели/слушали зрители.

В 17 лет по заданию Сергея Евгеньевича Бирюкова я стал печататься в газетах. И вот — кошмар! — печатаюсь более 30 лет.

Выслушал и прочитал о себе столько мнений, что мало не покажется.
Огромную книгу из этих мнений — и ругательных, и хвалебных! — можно
составить.

А на самом деле мнением только одного человека о себе надо дорожить.
Нет-нет, не мнением Владимира Владимировича Путина. Самое главное — что о
себе думаешь ты сам. И пораженье от победы ты сам о б я з а н отличать.



ПИДЖАКИ

28.10.2012.

Магазин мужской одежды «Сударь» объявил о специальной акции.

До 31 октября 2012 года за одну цену — два костюма.

Ну как тут не воспользоваться! Я поехал на «Динамо», в магазин «Сударь», благо это совсем рядом с моим домом.

Начал мерять костюмы. Брюки подходят, пиджак нет. Или наоборот — пиджак подходит, а брюки нет.

Я перемерял 30 с лишним вариантов.

Вижу: продавцы уже смотрят на меня косо. Начали объяснять, что брюки
может и жена подшить. Я спокойно им объяснил, что не женат. Живу один.
Подшивать мне некому. А костюм нужен срочно.

Потом ко мне подошел старший продавец. Пообщался со мной. И, видимо,
понял, что спорить со мной бесполезно. Себе дороже. И подобрал мне брюки
от одного костюма, а пиджак от другого. Потом и со вторым комплектом
этот милый старший продавец  проделал аналогичную процедуру. В итоге я
купил два костюма. За 7 тысяч 200 рублей. Очень доволен.



ЧАСЫ


Верочка из Пен-центра, оформляющая мне по
писательской линии визу в Германию, назначила встречу на 13.00, а потом
позвонила и сказала, что задержится на час. Делать нечего, надо ждать, и
я пошел погулять. Зашел в близлежащий магазин «Пассаж», где не был
много лет. Что меня поразило? В гигантском магазине практически не
оказалось покупателей. Только дороженные бутики-витрины да бесконечные
охранники и продавцы. Я зашел в бутик, торгующий часами. Тут же ко мне
подбежала стройная, как модель, девочка-продавщица и, окинув откровенно
оценивающим взглядом, вежливо спросила:

— Чем интересуетесь?

— Хочу часы себе выбрать, — не моргнув глазом, выпалил я.

— Пожалуйста, мы — самый лучший бутик в Москве, работаем напрямую от
западных поставщиков, обратите внимание — Seiko, — она подошла к
витрине, — рекомендую модель в золотом корпусе. Очень ходовой товар.
Автомат.

— Из Швейцарии?

— Конечно. У нас товары только от поставщиков. Поэтому и цены приемлемые.

— А сколько эти часики в золотом корпусе стоят?

— Семьсот тысяч…

— Ну что ж, недорого, — невозмутимо, как Штирлиц, сказал я, думая, как
бы мне поделикатнее и побыстрее удалиться из этого невероятного
магазина. — А вы до которого часа работаете?

— До восьми.

— Хорошо, спасибо, —  сказал я, — подумаю. И еще зайду.

…Я шел к Верочке в Пен-центр и думал: а кто же покупает такие часы?
Зачем они вообще? Как существуют магазины, где не видно покупателей?

Нет у меня, разумеется, ответов на эти вопросы. Очень многого в современной России я не понимаю.


18.11.2012

Аэропорт



НОВЫЕ «ДЕТИ РА»



Номера 9, 10, 11 и 12 журнала «Дети Ра» сегодня отправлены в печать.

Через две недели они будут в Москве, в редакции, а также в магазине «Фаланстер» и магазине www.litlkavka.ru.

Не пропустите!




НОВЫЕ ПЕРЕДАЧИ ТЕЛЕКАНАЛА «ДИАЛОГ»

15.11.2012. На телеканале «Диалог» (http://tv-dialog.ru) появились новые передачи. В частности, в программе «Библиотека Евгения Степанова» — интервью с поэтом Ниной Красновой.

Прозаик Анастасия Чернова дебютировала как ведущая программы «Знание —
сила». А Нателла Мирзаянц создала передачу, посвященную здоровому образу
жизни.

Телекомпания «Диалог» (основатель и руководитель — Евгений
Степанов) создает фильмы о тех людях и фирмах, которые добились значимых
результатов в жизни.

Редакция сама принимает решение — о ком снимать сюжет.

Мы делаем программы для ТВ, Интернет-ТВ, создавая галерею образов наших современников.

Телекомпания «Диалог» — это разговор с обществом, государством,
церковью, писателями и художниками, деятелями культуры и науки,
мастерами всевозможных профессий… Это общение представителей самых
различных слоев общества.

Наш девиз заключен в словах поэта Евгения Евтушенко: «Людей неинтересных в мире нет!»


Пресс-служба телеканала «Диалог»



ОПУПЕТЬ

14.11.2012. Прочитал в ЖЖ Андрея Мальгина:

«В твиттере народ пишет: "Пусть сегодня Анатолию Сердюкову, Владимиру
Путину и Елене Васильевой приснится сельский учитель Илья Фарбер,
которому дали 8 лет за коррупцию"».

Хорошо народ пишет.

А Сердюков получил новую должность.

Невероятная власть. Ну хоть грамм (один!) совести у них есть?!




ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

Я ЗАПРЕЩАЮ БОЛЕТЬ В МОЕЙ ФИРМЕ


Издатель художественной литературы Трынкин пришел на
работу. Он был, как всегда, зол и раздражен; книги покупали все хуже и
хуже, более того, его любимый магазин Лавка Литературного института
закрылся. А в этом магазине были самые лучшие продажи. Редактор Конфетов
принес Трынкину на утверждение новую книгу. Трынкин, не читая, быстро
подписал ее в печать. Потом пришел бухгалтер Нехорошев, который до этого
неделю вероломно провел на больничном, и принес счета за аренду офиса,
воду, проездные, мобильные телефоны, канцелярские товары… Кроме того,
Нехорошев сказал, что срочно нужно проплатить налоги.

— А почему за офис так много? — спросил взбудораженный Трынкин.

Нехорошев взял бумаги в руки.

— Ой, это я ошибся, — сказал Нехорошев, — на самом деле, это сумма не
только за аренду офиса, но также и за работу уборщицы. Я раньше ее в
зарплатной ведомости подавал.

И тут Трынкин стал кричать:

— Ну так и подавай документы, как обычно! Ты что мне, вообще,
приносишь?! У меня нет таких денег! Лучше бы ты мне заказчиков и
покупателей книг привел! Почему ты, тудыть твою растудыть, неделю болел?
Кто тебе разрешал болеть?! Я запрещаю болеть в моей фирме! Так всем и
скажи.

Потом Трынкин выпроводил Нехорошева, схватился за голову и стал думать, где же ему достать деньги.

А невозмутимый Нехорошев, который работал с безумным Трынкиным почти
десять лет, стал готовить зарплатную ведомость, потому что 20 числа
сотрудникам надо выплачивать оклад жалования.

Так все паскудно.

13.11.2012

Аэропорт


ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

КОЗЕЛ И БАРАН



Молодой и перспективный поэт Иван Иванович Козел
прочитал «Литературную газету», где были напечатаны условия престижного —
и весьма денежного! — конкурса имени Антона Дельвига.

Иван Иванович тут же прибежал к своему знакомому издателю — Трынкину.

— Вот, Евгений Викторович, — протараторил Иван Иванович, — вырезка из
«Литературной газеты»… Здесь, это, насчет конкурса. По-моему, только я,
это, достоин, да, этой премии. Нужно срочно издавать книгу. Я щедро
заплачу. Только это, торопитесь, нужно успеть.

— Нет проблем, — сказал алчный издатель Трынкин, — успеем. — Я вам дам
свою лучшую верстальщицу Марину, она сверстает за три дня. Вы все у нее
утвердите, а я отправлю в печать.

— Но у меня это, сейчас нет денег, — сказал Козел.

— Да ладно, дело поправимое, — ответил алчный, но легкомысленный Трынкин. — Отдадите — когда книга выйдет.

На том и порешили.

Марина сверстала книгу, Козел в письменном виде — по электронной почте —
ее утвердил. Позвонил Трынкину и важно скомандовал: «В печать».

Все бы хорошо. Но ровно за день до выхода сборника из печати Козел еще раз позвонил Трынкину и спросил:

— Евгений Викторович, а в книге точно будут это, указаны правильные сроки выхода книги?

— То есть? — удивился Трынкин.

— Но ведь это, на конкурс принимаются только книги, выпущенные в
определенный период. Ну помните, я вам это, показывал вырезку из
«Литературной газеты», там это, все правила конкурса расписаны…

Трынкин хотел закричать: «Да засуньте вы в жопу эту вырезку! На хрен она мне нужна!»

Но он был опытный, пожилой издатель, он видел в своей печальной жизни
сотни воинственных, похожих на танк Т-34, графоманов, он сдержался. Он
тихо, но очень внятно сказал:

— А почему вы сейчас про это вспомнили?! Вы же утвердили книгу. Завтра
она выходит из печати. Изменить, к сожалению, уже ничего нельзя.

— Ой, — закричал Козел, — это катастрофа. Я никогда это, не получу этой
премии. Вы меня это — подвели. Вы меня это — обманули. Я вам это — не
заплачу ни копейки.

— Я вас понял, — сказал Трынкин.

И повесил трубку.

Он понял, что он — баран, жалкая, ничтожная личность.

14.11.2012

Аэропорт

Дневник Евгения Степанова, ноябрь 2012 год (часть 3)

ЖОРЖ МАРМЕЛАДОВ И СЕРГЕЙ СЕЛЕДКИН


Жорж Мармеладов не любил Сергея Селедкина. Жорж сильно не любил Селедкина. Так, наверное, евреи не любят Станислава Куняева.


     * * *



Смычком колдует Дога,

А кисточкой – Дега.

Деньжонок надо много,

Не надо ни фига.



Не надо мне Татьяну

Гордон – не потяну.

Я обниму путану,

Как верную жену.



Фатальная беспечность,

Оплаченный экстаз.

А час — почти что вечность.

А вечность — точно час.

8.02.2005

Чебоксары



      * * *



Машина, офис, секретарши,

Клиенты, брэнды – very well.

Я стал и денежней, и старше,

Но, кажется, не поумнел.



Я столько в жизни сделал денег,

Я столько разбазарил их!

Ах, лучше бы я делал деток,

Пусть некрасивых, но родных.



Я стал хитрее, чем Мавроди.

Я стал сильнее, чем Вован.

Но как бы не ложиться в гробик –

Я не придумал. Я болван.

12.11.2005

Есенинский бульвар



ЯХОНТОВ


Замечательный писатель Андрей Яхонтов пишет в МК:

«Старые премудрости — не новый ход

Завтрак съешь сам — если он у тебя есть.

Обед подели с другом — если у тебя есть друг.

Ужин отдай врагу — добровольно, иначе отберут силой».



Мрачновато, но как-то очень убедительно. Актуальная литература.



ТИРАН


Жил-был тиран. И все его называли тираном. А вот
журналисты его совершенно не боялись — выражаясь фигурально, вытирали об
него ноги. Поэтому тиран по ночам рыдал.



      * * *

                             Тебе

 

а что с того а что с того

душа ночами корчится

ужель не будет ничего

того чего мне хочется



мне хочется чтоб ты была

всегда со мною рядышком

чтоб закусивши удила

тоска катилась катышком



куда подальше от меня

пронзая расстояния

и чтоб ни дня и чтоб ни дня

не знать нам расставания



25.11.2012

Аэропорт



БРАТ

Почти каждый день снится мой несчастный брат,
которого я не видел 15 лет. Он пропал без вести. Всегда снится как
живой. Раз снится живой, значит, он и есть живой.


МИЛИЦИЯ-ПОЛИЦИЯ

Полгода назад мою квартиру обворовали. Вынесли
буквально все, что представляло хоть какой-то интерес для жуликов.
Телевизор, микроволновую печку, утюг… Даже ремень от брюк. Не
побрезговали. Книги (а больше у меня ничего нет), слава Богу, не взяли.
Ну, кому они нужны!

Я написал заявление в милицию. Возбудили уголовное дело. Несколько раз
меня вызвали к следователю (молодой, обаятельной девушке). Я дал
показания. И вот прошло ровно полгода. Мне даже никто не звонит.

Вывод простой: нет у нас никакой милиции-полиции. Рассчитывать можно
только на самого себя. На хорошие железные двери. В общем, спасайся, кто
может, и варежку не разевай!


СЧАСТЬЕ

25.11.2012. Внучка Катинка сегодня по телефону сказала мне: «Алло, деда!»


ЛЕС


«Куда ты, тропинка, меня привела?»

              Из детской песни


куда ты тропинка меня привела

в какой экзотический лес

направо посмотришь — там нечисть и мгла

налево — там прячется бес



волк ходит во фраке на шпильках лиса

под дудочку пляшет медведь

здесь можно смотреть только на небеса

здесь некуда больше смотреть


26.11.2010

ст. Удельная



МИНИН



                     Евгений Минин написал в своем ЖЖ:

                      «ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ



Первое знакомство с Евгением Степановым, главным редактором журнала
«Дети Ра» и многих других журналов и газет, состоялось интересным
образом.

В каком-то комментарии сообщил Евгению, что у меня имеется пародия на него. 

На просьбу прислать написал, что после этой пародии он никогда меня не напечатает и получил ответ:

«Я напечатаю даже своего злейшего врага, если у него замечательные стихи. Присылайте пародию».

Пародию послал.

Она понравилась моему тёзке и была тут же  опубликована в журнале наряду с другими.

Так началась наша дружба.

Как-то просматривая  Интернет-переписку нашёл письмо от Евгения:

«Женя, получил новую подборку пародий.

Напечатаю.

Особенно смеялся над пародией на Щербину.

В этой подборке самый большой и непростительный недостаток – нет пародий на меня.

Я расстроился.

Пиши чаще!»


Таких редакторов, любителей пародий на себя и беззаветно любящих как
поэзию, так и авторов – можно пересчитать по пальцам одной руки.

Хочу заметить, что во время операции «Литой свинец», когда весь мир
ополчился на Израиль, Женя нашёл в себе мужество опубликовать переводы
11(!) израильских поэтов.

Для меня это был поступок».



Спасибо, Женя. На самом деле, я, конечно, другой. Злобный и коварный самодур.


Наталия ГУРОВА


                     Новые мысли по поводу книги не новой, но хорошей…

Я заметила Евгения Степанова на
литературно-поэтическом фестивале «Славянские традиции». Заметила, может
быть, из-за его желания  быть незаметным. Хотя сложно быть незаметным
при его росте, небритости, и, как оказалось, знаменитости (его
представляли, как известного издателя). Но ему это почти удавалось. Он
держался несколько отстранённо, мало говорил, а когда просили что-то
прочитать, как поэта, читал что-нибудь из двух – четырёх строк. И это
звучало как: «Спасибо. Не стоит уделять так много внимания моей скромной
персоне. Я лучше послушаю». Но то, что он читал, не заметить тоже было
сложно:«Не замечать подонка.А бить так в дышло.А говорить не громко.Но
слышно».  (Знаки препинания здесь мои. — Н. Г.) Пожалуй, прочту сыну, чтобы понимал. Прочту дочке, чтобы знала.



                   Мне всегда были интересны люди
незаметные, немногословные. К ним хочется присмотреться, понять. Часто
удаётся разглядеть что-то достойное внимания. Я присмотрелась к
Степанову и попросила у него книгу. Он мне её подарил. Я прочла. Потом
прочла ещё раз. Хочу сказать. Евгений Степанов – поэт. Наверное, ещё
и  издатель, и переводчик. Но это потом.

                   Книга называется «Портрет». Чей портрет? Наверное,
автора, Евгения Степанова. И каждого из нас, читателей, потому что,
когда человек пишет о себе, оказывается, что это близко и понятно
многим. Мы похожи. И часто мысли, чувства наши перекликаются.

                   Поэтому книга

                                      «о любви и нелюбви

                                      жалящей жестоко

                                      о друзьях что полегли

                                      в землю раньше срока



                                      о далеком далеке

                                      реках-океанах

                                      о районном городке

                                      и заморских странах»

                   Кому-то мешает отсутствие знаков препинания. Мне не
мешает. Я могу, если необходимо, расставить их сама. И рассматриваю это,
как некий процесс сотворчества. Другого места для знака препинания всё
равно нет. Зато у меня есть возможность поставить знак, который я
захочу. Интересная игра:

                   «писать последняя попытка победить». – Додумываю:

                   «Писать – последняя попытка победить.

                   Писать! Последняя попытка. Победить…

                   Писать?» - и так далее.

                   Это не важно, есть знаки препинания или нет. В каких-то произведениях они присутствуют. Пожалуйста:

                   «Террористы, смутьяны

                   И другое дерьмо.

                   Нет, до Звенты-Свентаны

                   Нам ещё далеко.



                   Никакой безмятежности,

                   И в сумятице дней

                   Хоть бы капельку нежности

                   От ближайших людей» — пишет поэт в ответ на строчки
Г. Иванова «Мне хочется немного нежности от ненавидящих меня».

                   Наверное, для него не главное  присутствие знаков.
Для меня – тоже. Главное, что в книге есть раздумья, ощущения, эмоции. В
книге присутствует автор. Он разный. То утончённо интеллигентный, то
хамоватый. То мудрый, благоразумный, проницательный, то простоватый,
даже глуповатый. То страдающий, измученный, то абсолютно счастливый.
Ироничный. Печальный. Усталый. Он как будто что-то ищет. Или кого-то?
(Может быть, как Диоген, Человека?) И почему-то он одинок.

                   Темы - вечные, те же, что и у всех поэтов на
протяжении веков. Жизнь, Любовь, Дружба, Счастье, Предназначение
Человека, Поэта... Степанов может сказать об этом что-то своё. Ему есть,
что сказать.

                    Я слышала, как его упрекали в том, что он печатает в
своих журналах всё, что попало, без разбора. Там встречаются и
высокохудожественные произведения, и произведения графоманов. Сам  он
говорит, что начал издавать журналы, потому что его нигде не хотели
печатать. Шутит, конечно. Но в каждой шутке – лишь доля шутки.
Чувствуется, что стихи, которые вошли в книгу, прошли жёсткий отбор. И
всё равно встречаются такие, которые не стоило бы помещать в книгу. Но
может быть, это такая позиция автора: «Любите меня такого, каков я есть.
А я вот такой!» А я готова чего-то не заметить. Зато как здорово
прочитать, например, это:

«Не льстился на елей — любой.

Не верил ничьему злословью.

Я был распят — самим собой.

Своим грехом. Своей любовью.

Своею песенкой смешной.

Своим нездешним пульсом адским.

Своей славянскою душой.

Своим прищуром азиатским».



                   Или «про это»:

Печка краснеет. Красково.

Ветер гуляет в трубе.

                   Снова и снова, и снова

                   Я растворяюсь в тебе.



Пьяно и нежно, и грубо,

Снова, и снова, и вновь.

                   Любонька, Любочка, Люба.

                   Гибель моя. Любовь.



                   А вот почти по Пушкину, «как дай Вам Бог любимой быть другим»:

                   «Отпускаю тебя на свободу.

                   Там, наверное, будет трудней.

                   Одевайся тепло в непогоду,

                   Не кури, ради Бога, не пей.



                   Отпускаю тебя на свободу,

                   От души говорю: «Исполать!»

                   Не бесись бесенятам в угоду,

                   А людей постарайся прощать.



                   Это надо тебе. Это надо

                   Уяснить как последний наказ.

                   Нет, похоже, ни рая, ни ада.

                   Если есть – исключительно в нас.



                   Не кичись. Может быть, ни на йоту

                   Ты не краше красоток других.

                   Мужика выбирай по расчету,

                   Без расчета – и чувств никаких.



                   Будет тягостно – не возмущайся.

                   Ты теперь – капитан кораблю.

                   Будет просто невмочь – возвращайся.

                   Я тебя, как и прежде, люблю».



                   А здесь – неужели он хотел сказать, что понимает, чего хочет женщина?

«очеса бы сияли лучисто

речь пускай как угодно язвит

ты же понял природой лингвиста

замечательный женский язык».

И вспоминается Ремарк: «Женщина не должна говорить мужчине, что любит
его. Об этом пусть говорят ее сияющие, счастливые глаза. Они
красноречивее всяких слов».

                   А вот подведение итогов. Тридцатилетний автор пишет:

«Наступает такой период,

Когда начинаешь себя уважать

Не за то, что переспал с женщиной,

А за то, что не переспал с ней.

Наступает такой период,

Когда начинаешь уважать себя

Не за то, что заработал деньги,

А за то, что раздал их.

Наступает такой период,

Когда действительно любишь ближнего своего,

Как самого себя.

И потому нигде не остаешься одиноким.

Но только не стоит торопить время.

Festina lente.

До такого периода

Нужно дойти самому».

                   А почти в сорок – о смысле жизни:

«дружить по телефону

любить по мылу

и в общем потихоньку

сходить в могилу»



                   А где-то между ними, в тридцать пять, — вот оно, ГЛАВНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ АВТОРА

                                      «простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите

                                      простите»

                   Надо же, как просто. А что ещё сказать? Как лучше
сказать? Простите…  Конечно, автор, у которого такое количество
образований, мог найти красивые, вычурные слова. Мог, наверное, но не
захотел. Это его «плюс» - отсутствие вычурности и умышленной красивости.
Он захотел, чтобы всё было предельно просто, всё понятно.

                   Привычка указывать не только дату написания
стихотворения, но и место даёт возможность пофантазировать по поводу
биографии. Он писал стихи в Париже, Нью-Йорке, Киеве, Чебоксарах,
Вешняках, на Тверской, на Есенинском бульваре…

                   В книге собраны стихи разных лет. Видимо, это некий
творческий итог к сорокадвухлетию. Скоро будет новый юбилей. Значит,
надо ждать новой книги, подведения новых итогов? Жду с нетерпением.
Потому что приятно совпадать с незнакомым тебе человеком в восприятии
мира, событий, явлений. И понимаю, Евгений Степанов не одинок. И я не
одинока. И мы все, прочитавшие эту книгу…




ЖЕНЩИНЫ В ОЧКАХ


Почему-то всегда возбуждают женщины в очках.

Почему-то всегда возбуждают женщины в линзах.

Почему-то всегда возбуждают и  женщины с хорошим зрением.

В самом деле — почему?




ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

 
СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ



Моя прекрасная сотрудница Анечка, которая работает в
нашем издательстве много лет,  сверстала намедни книгу стихов инженера
Сергея Петровича Ушкина и отправила ему по электронной почте на
утверждение. Сергей Петрович читал, читал и обнаружил, что его фамилия в
выходных данных написана неправильно: не Ушкин, а Пушкин.

Сергей Петрович пришел в ярость. Он позвонил мне и стал кричать:

— Это диверсия, заговор!!!!!!!!!!!!!!!! Кто-то специально влез в ваши
издательские компьютеры и заменил фамилию, чтобы меня опорочить.

— Да нет, Сергей Петрович, это просто опечатка, — пытался утешить я заказчика.

— Нет-нет, не возражайте, Евгений Викторович, это диверсия, — не
утешался Сергей Петрович, — Я даже знаю, кто это мог сделать. Это
Альтшуллер. Точно, это он, старый шулер. Он тоже на сайте стихи. ру
размещает свои стишата. И мне завидует, потому что я талантливый. Он-то —
поэт бездарный, никчемнейший, но зато опытный компьютерщик, запросто
мог подстроить диверсию. Он давно хотел меня  выставить на посмешище.

…Сегодня трогательный Сергей Петрович пришел ко мне на работу. Еще раз
бдительно вычитывал свою книгу. Минут сорок я его, бедолагу, утешал,
поил чаем и угощал шоколадными конфетами и ванильным зефиром. Слава
богу, книгу он утвердил. Завтра я отправлю ее в типографию. История
абсолютно обычная. И, как всегда, невыдуманная.


22.11.2012

Аэропорт



«ОКНО»



Вышел очередной номер журнала «Окно». Там четыре моих
стихотворения. Спасибо Анатолию Кудрявицкому. У него очень хороший и
престижный журнал.




* * *


я мистер мастер чушь нести

ломастер собственного взгляда

я совершаю глупости

живу не так как надо



я старый хрыч а все как шкет

грешу — пишу тебе стишата

на твой айфон (или айпед?)

живу не так как надо



а ты в далеком далеке

а ты не отвечаешь в личку

твое сердечко на замке

и негде взять отмычку


21.11.2012

Аэропорт


ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ. НЕПРИЛИЧНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

 
* * *



теперь уместятся в горсти

желанья и загадки

теперь не хочется ебсти

кого-нибудь за бабки



теперь милей игривый взгляд

подаренный девчонкой

теперь куда глаза глядят

я не пойду с котомкой



теперь я взрослый не трень-брень

пашу что было мочи

теперь я знаю краток день

а ночь ещё короче

17.11.2005

Киев


ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ МОЛОЖЕ МЕНЯ В ДВА РАЗА

Женщина, которая моложе меня в два раза,
разговаривает со мной после концерта классической музыки. Она
восхищается Рахманиновым и Скрябиным… А меня пронзает какая-то
полузабытая непостижимая дрожь, нет, не эротическая, точнее, не совсем
эротическая — другая, и н а я, наполняющая целебной силой отравленный
московской мертвой водой организм. Я не могу сказать, что вожделею эту
девочку, нет, это действительно что-то совсем из другой оперы. Но что? Я
не знаю. И самое главное: почему она вообще со мной разговаривает, со
старым козлом?!



ОН И ОНА: ВЕРСИЯ № 5000000000


Презентация книги писателя Комбайнова. Банкетный зал. Двое уединились в холле.

Она, женщина 28 лет, учитель в школе. Высокая блондинка, похожая на Николь Кидман.

Он, бизнесмен, 56 лет. Седеющий брюнет. Ни на кого не похож.


* * *


……………………..

…………………….

— А в чем же, по-Вашему, смысл жизни?

— Мужчины или женщины?

— Мужчины.

— Смысл жизни мужчины — разбрасывать семя.

— Оплодотворить как можно больше самок?

— Да.

— А смысл жизни женщины?

— Выбрать лучшее семя. Лучшего самца. Чтобы он защищал ее и ее потомство.

— Неужели все так примитивно?

— Это не примитивно. Это божественно. Так задумано не нами.

— Хорошо. Но ведь тогда возникают неизбежные проблемы. Где нам, женщинам, найти столько сильных самцов?

— Выход один — полигамия. Мусульманство - в этом смысле очень мудрая религия.

— Но мы-то живем в Москве. Здесь пока еще христианская культура…

— Вы уверены? Я — нет. Очень многие сильные самцы живут по законам
мусульманства, я имею ввиду — многоженство. Правда, неузаконенное.

— Все, что Вы говорите, меня слегка шокирует. Вы циник…

— Что Вы?! Я романтик. Я люблю жизнь, люблю женщин, детей… У меня много
друзей. Я обычный человек. Просто называю вещи своими именами. Но лучше
расскажите о себе! А то я Вам совсем голову заморочил.

— Я, как водится, приезжая. Приехала из Алтая. Снимаю квартиру на
Коломенской, работаю в школе. Даже и не думала, что окажусь в Москве.
Как-то так все само вышло.

— О чем мечтаете?

— Мечты мои просты. Мечтаю о семье, о доме. О муже, которого смогу воспитать.

— А почему не замужем? С Вашими-то данными?

— Что Вы имеете ввиду?

— Красоту, конечно.

— Спасибо. Но, может быть, это и пугает? Отталкивает мужчин? Да и
вообще, трудно выбрать… Не ожидала, что в Москве столько психов,
алкоголиков и голубых.

— Хотите я Вам дам совет, как выбрать правильного мужчину?

— Конечно, хочу. Впрочем, я думаю, это невозможно. За такой совет, наверное, нужно дать Нобелевскую премию.

— Мне достаточно Вашего внимания.

— Очень интересно. Итак, Ваш совет.

— Имейте дело с предпринимателями. С людьми, которые занимаются своим
делом. Пусть у него крошечная фирма, два человека, но своя. Пусть он
занимается частным извозом, но на своей машине. Вот с такими людьми
можно иметь дело. Потому что они отвечают за себя, за свои слова. А
следовательно, и за других.

— А топ-менеджер в крупной фирме?

— Не отвечает. Задача топ-менеджера как можно меньше ошибаться. Значит,
как можно меньше работать. Более того, любой топ-менеджер — вор.

— То есть?

— Топ-менеджер — это откаты, поиск выгоды для себя за деньги хозяина. Топ-менеджер всегда что-то ворует.

— Например?

— Например, когда в рабочее время решает свои вопросы. Тогда он ворует у хозяина время.

— Неужели не бывает исключений?

— Бывают.

— А среди предпринимателей не бывает скотов?

— Бывают, конечно. Но в целом бизнес воспитывает. Ты должен быть лучше,
чем ты есть на самом деле. Ты должен быть хорошим и для заказчика, и
для исполнителя. Иначе просто разоришься. Клиенты не дадут заказы, а
исполнители не смогут их выполнить. Бизнесмен обязан учитывать баланс
интересов. Это как раз то, что нужно и в семье.

— А Вы почему живете один?

— Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

— Можно.

…………..

…………..

…………..



22.11.2012

Аэропорт




ОПЯТЬ ПЕРЕДЕЛАЛ

 
СРЕДА ОБИТАНИЯ



Бобышев — злобный критик — кроет меня сурово,

Паша Крючков, Кузьминский алчут подсыпать яд…

Дудки! Со мною рядом смелая Нина Краснова,

Смелая Люда Осокина. Они меня защитят.



Нина Краснова — нимфа. Люда Осокина — фея.

Черный у них обеих пояс по карате.

Радостно воздыхая, трепетно благоговея,

Я восхищаюсь ими — сестрами во Христе.



Женщины — это сила, женщины — это чудо.

Женщины — это вечный над головою нимб.

Нина со мною вместе, вместе со мною Люда.

Значит, за мною — правда! Значит, я непобедим.


20.11.2012

Аэропорт



ФУТБОЛ


Футбол  в России — фарс на фарсе.

И Месси как Мессия — в Барсе.


20.11.2012

Аэропорт



ЦУКЕРБЕРГ



Есть такое понятие в богословии — коллективная исповедь. Не буду рассказывать что это такое —  полагаю, и так всем понятно.

Я думаю: фейсбук — это тоже коллективная — электронная! — исповедь. Мы все тут делимся наболевшим…

А кто же священник? Мы сами и есть священники. И прихожане, и священники. И грешники, и святые.

Вообще, невероятную вещь придумал гениальный Марк Цукерберг. Он реально
изменил мир. Фактически создал его, прости Господи, заново.



ЖЕНЩИНА В СОСЕДНЕЙ КОМНАТЕ


Тебе



женщина в соседней комнате

смотрит телевизор

а я лежу на диване

и как Мюнхгаузен мечтаю

или пишу стихи



стихи конечно глупые несуразные

графоманские

но я все равно счастлив

женщина в соседней комнате

смотрит телевизор

18.11.2012

Аэропорт



СРЕДА ОБИТАНИЯ


Бобышев как редиска кроет меня сурово,

Паша Крючков, Кузьминский алчут подсыпать яд…

Дудки! Со мною рядом смелая Нина Краснова,

Смелая Люда Осокина. Они меня защитят.



Нина Краснова — нимфа. Люда Осокина — фея.

Черный у них обеих пояс по карате.

Радостно воздыхая, трепетно благоговея,

Я восхищаюсь ими — сестрами во Христе.



Женщины — это сила, женщины — это чудо.

Женщины — это вечный над головою нимб.

Нина со мною вместе, вместе со мною Люда.

Значит, за мною — правда! Значит, я непобедим.


20.11.2012

Аэропорт


ДУНСКАЯ

Елена Дунская разместила в фейсбуке пронзительный текст:

«Пишешь что- то умное… через пару минут поднимаешь глаза на экран: fyg
jkf t fu fljs sdgsdgjh yt dk ddk v sdgh suj sfpyk d? sdhfbhvos jdyf sdjf
vbbnbn ltyhjdklfjg… ПИПЕЦ!!!»


Очень хорошо.



КЕДРОВ


19.11.2012. Был на чтениях в Союзе литераторов.
Прочитал одно свое стихотворение. Потом ко мне подошел К. А. Кедров.
Сказал: ««Наркомы — наркоманы власти» — это очень хорошая строка». Все
так и есть, как в Вашем стихотворении.




СЕРДЮКОВ


Радио и газеты (телевизор я опять не смотрю)
захлебываются в праведном гневе относительно бывшего министра обороны А.
Сердюкова. Наблюдать за этим крайне неприятно. Он что, один такой? Он
что, сам эту систему придумал?

Расправа (попытка расправы) над Сердюковым и его людьми — это, конечно, никакая не борьба с коррупцией.

Борьба с коррупцией — это борьба с создателями порочной системы. А вот этого как раз и не происходит.



ЛИЧНО МНЕ


Лично мне уже ничего не надо. Я не ищу новых
впечатлений, довольствуюсь старыми. Не хочу ехать в неизвестное далеко.
Если бы куда сейчас и отправился, то разве что в те города и страны, где
жил в юности и молодости. В провинциальную Америку или во Францию.
Может быть, в Крым. Лучше всего — в мой любимый городок Рассказово в
Тамбовской области. Я там не был десять лет. А самое замечательное —
вообще никуда не ехать.

…Есть у меня, конечно, одна мечта. Но о ней сейчас говорить не буду.



ПЕРЕДЕЛАЛ НЕМНОГО
 

СРЕДА ОБИТАНИЯ


Бобышев точно критик кроет меня сурово,

Паша Крючков, Кузьминский алчут подсыпать яд…

Дудки! Со мною рядом смелая Нина Краснова,

Смелая Люда Осокина. Они меня защитят.



Нина Краснова — нимфа. Люда Осокина — фея.

Черный у них обеих пояс по карате.

Радостно воздыхая, трепетно благоговея,

Я восхищаюсь ими — сестрами во Христе.



Женщины — это сила, женщины — это чудо.

Женщины — это вечный над головою нимб.

Нина со мною вместе, вместе со мною Люда.

Значит, за мною — правда! Значит, я непобедим.


20.11.2012

Аэропорт



НЕ РАЗДРАЖАТЬСЯ


Тебе
 

Город. Оранжевый город безумцев. Агрессия как диалог. Диалог как
агрессия. Главное — не раздражаться. Сохранять спокойствие и выдержку. И
не говорить резких слов даже тогда, когда их очень хочется сказать.
Лучше — молчать.

Как-то все само собой устаканивается, когда не сотрясаешь воздух.


ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Владимир Владимирович проплывал в день пять
километров, нет, десять, нет, сто, нет, тридцать три тысячи километров.
Он все плавал и плавал. И — не тонул.

Дневник Евгения Степанова, ноябрь 2012 год (часть 4)

ТОНКОНОГОВ. ДАНЕЛИЯ


Поэт, редактор отдела поэзии журнала «Арион» Дмитрий Тонконогов рассказывает:

— Я пришел на просмотр какого-то фильма. Уселся. Ко мне подходит пожилой
господин и палкой ударяет — как бы нечаянно! — меня по ноге. Я не
обращаю не него внимания. Тогда он ударяет еще раз. Я опять молчу. Потом
я сморю на дедушку внимательно и вижу: ба, да передо мной знаменитый
режиссер Данелия. Я говорю: «Здравствуйте, Георгий Николаевич!» Он
отвечает: «Ну то-то! Наконец-то узнал!»



ГЛИКИН. ШАЙМИЕВ


Поэт и журналист М. Гликин брал несколько лет назад интервью у президента Татарстана М. Шаймиева.

Спрашивает у него:

— Как часто Вы ходите в мечеть?

М. Шаймиев отвечает:

— Часто. Но я и в церковь хожу часто.



Мудрый дед.


ГАЗИЗОВА

Лиля Газизова провела фестиваль имени Николая Лобачевского на высочайшем уровне. Все довольны.

На закрытии я сказал такие слова: у меня… очень большие претензии к
этому фестивалю. У него есть гигантский недостаток. Он… заканчивается.

В самом деле — уезжать не хотелось.

Спасибо, Лиля!



Я ОПЯТЬ В МОСКВЕ

 
МЕТРО

Метро — мой каждодневный театр.


100 ЛЕТ

Галина Петровна В. рассказывала:

— Была недавно в Грузии на юбилее своего знакомого. Ему исполнилось 100
лет. Он выпил чачи на юбилее, выкурил трубку. Обсуждал со мной стихи
современных поэтов. Потом пригласил меня на танец.


ДВОЕ

Она (очень красивая) и он (человек, имеющий большой
жизненный опыт) беседуют в кафе. Она ругает бывшего любовника. Он
слушает молча и без особого энтузиазма. Он понимает: не исключено, что
очень скоро также будут ругать и его.


КОММУНИЗМ


28.11.2012 поздно вечером выпивал в очень хорошей
компании. Выпили прилично. Меня развезло. На метро не доедешь. Вызвал
такси. И меня довезли от Бауманской до Аэропорта за 450 рублей. Вообще,
это напоминает коммунизм…


В МЕТРО


29.11.2012. Еду в метро на работу. Стою, рассматриваю
пассажиров — очень интересное занятие. Рядом сидит девушка в черненькой
шубке, в черных сапогах-ботфортах и черных колготках. Симпатичная
девушка. Все мужики на нее глазеют. И тут на остановке в вагон входит
девушка в беленькой шубке, в белых сапогах-ботфортах и белых колготках.
Симпатичная девушка. Очень выразительно эти девушки посмотрели друг на
друга.


НА БЕРЛИН

29.11.2012 купил на Белорусском вокзале за 7 тыс. 50
рублей билет в Берлин. Домой. На новогодние каникулы. Кстати, назад
билетов на поезд нет. Только с 15 января. Назад буду выбираться либо на
самолете, либо на автобусе.


ОДИН МОЙ ЗНАКОМЫЙ, ИЛИ ПОДРАЖАНИЕ ЖИРИНОВСКОМУ


— Папа у меня русский. А мама — учительница немецкого языка.



ЛЫСЕНКО


28.11.2012. Приехал в редакцию поэт Саша Лысенко, он сейчас живет в Вене. Разговорились о природе творчества.

— Творчество, — сказал Саша, — это попытка запечатлеть свою душу. Фактически, это попытка добиться бессмертия.



Я согласен с Сашей.



В МЕТРО


Едем в метро с поэтом Сашей Лысенко — он уже 17 лет живет в Вене. Он мне говорит:

— Смотри, какие выразительные наклейки в вагоне приклеены: «Медицинские
книжки. Срочно! Дипломы. Любых вузов! Регистрация. Без проблем!» Это
ведь и есть коррупция.

Я отвечаю:

— Саша, я этого уже не замечаю. Я в этом живу. А у тебя взгляд русского
человека, но живущего за границей. Для тебя это, конечно, в диковинку.


ЖУРНАЛ «СТОЛИЦА»

Диане Камской


«Это было в те времена,

когда Полина Дашкова

была Еленой Еланской

и печатала стихи в рукописном

выходившем в трех экземплярах

журнале “Джеб”…»

Владимир  Губайловский


Это было совсем недавно, когда ныне легендарный бард,
мой друг Александр О'Шеннон работал художником-карикатуристом в
журнале «Столица» и звали его Саша Заяц.

Мы выпивали.


Это было совсем недавно, когда ныне знаменитый писатель и пламенный
революционер Дмитрий Львович Быков работал редактором отдела литературы в
журнале «Столица».

Мы выпивали.


Это было совсем недавно, когда прекрасный поэт, мой друг и учитель Миша
Поздняев еще не говорил каждый день с Богом, а работал обозревателем в
журнале «Столица» и только писал о Боге.

Мы, разумеется, выпивали и с Мишей.


Это было совсем недавно, когда я был простым репортером журнала «Столица»…

Это было двадцать лет назад.


29.11.2012

Замоскворечье



В КАЗАНЬ


29.11.2012. Я поехал в Казань на Лобачевский-фест.



СМЫСЛ ЖИЗНИ


Дочка звонит и говорит: «Папаня, нужны деньги….»

Мама звонит и говорит: «Сынок, нужна машина…»

Папа звонит и говорит: «На даче кончились дрова…»

И ты обязан решить эти проблемы.

Обязан — и все тут.

А стихи? А что, стихи?

Стихи пусть пишет Бахыт Кенжеев.



НЕМНОГО ПЕРЕДЕЛАЛ

Я НЕ БЫЛ ЗНАМЕНИТЫМ


я не был привечаем

журналом «Новый мир»

товарищ Василевский

совсем не мой кумир


я не был привечаем

журналом «Арион»

ну ладно ну и что же

пусть процветает он


я не был привечаем

журналом «Сиб. Огни»

Берязев напечатает?

ну это уж ни-ни


я не был привечаем

журналом славным «Дон»

и на Дону мне ставили

решительный заслон


я не был знаменитым

и очень даже рад

вчерашним фаворитам

дают пинком под зад


награды — это лажа

награды стоят грош

куда идти неважно

важней куда  п р и д е ш ь


28.11.2012

Аэропорт


Евгений СТЕПАНОВ


Я НЕ БЫЛ ЗНАМЕНИТЫМ


я не был привечаем

журналом «Новый мир»

товарищ Василевский

совсем не мой кумир


я не был привечаем

журналом «Арион»

ну ладно ну и что же

пусть процветает он


я не был привечаем

журналом «Сиб. Огни»

Берязев напечатает?

ну это уж ни-ни


я не был привечаем

журналом славным «Дон»

и на Дону мне ставили

решительный заслон


я не был знаменитым

и очень даже рад

вчерашним фаворитам

дают пинком под зад


удача — это лажа

удача стоит грош

куда идти неважно

важней куда придешь

28.11.2012

Аэропорт



* * *

Поэзия — сумма приемов и Бог.


Точнее — Бог и сумма приемов.


Еще точнее — Бог.


Но о Боге в стихах лучше не говорить. Он сам говорит стихами.



СКРЫННИК

28.11.2012. Информация с сайта www.lenta.ru:

«В "Росагролизинге" при Елене Скрынник похитили 39 миллиардов рублей



В выпуске программы "Специальный корреспондент" под названием "Всласть имущие" Аркадий Мамонтов рассказал о коррупции в госкомпании "Росагролизинг" при экс-министре сельского хозяйства Елене Скрынник.
По словам авторов программы, в период с 2001 по 2009 год, когда
Скрынник являлась гендиректором компании, было похищено 39 миллиардов
рублей. Запись передачи, которая вышла в 23:30 по московскому времени, доступна в интернете».



Ну что я могу сказать? У нынешней системы власти начались метастазы. Система начала пожирать саму себя.

Напомню, что в настоящее время Елена Скрынник — советник Президента РФ.


СУДЬБА

Он взвалил на себя, видимо, слишком много… Ритм жизни
постоянно ускорялся. Все новые и новые контракты, десятки — не
преувеличение! — встреч в день (в сутки), бесконечные звонки, безумные
заказчики, которые выматывали последние нервы. Он был единственный
акционер фирмы. И значит — помощи ждать неоткуда. Сотрудников было
немало, но они никогда не радеют за дело так, как собственники. Это
нормально. Иллюзии у него уже давно испарились.

Иногда он просыпался ночью, в холодном поту, судорожно начинал думать,
где опять достать деньги, чтобы выплатить — два раза в месяц! — людям
зарплату, погасить налоги, рассчитаться за аренду… Странное дело:
заказов и сотрудников было все больше и больше, а денег по-прежнему не
хватало. Их не хватало всегда. И десять лет назад, когда он только
начинал, и сейчас, когда у него уже появились и свои офисы, и
собственные средства производства, и опытные, проверенные годами кадры.

Он, конечно, хотел сбежать из Москвы, забыть о бессмысленной суете, о
беспощадной — смертельной! — круговерти, он мог бы уже, наверное,
спокойно жить где-нибудь в сытой, престижной Ницце, да ладно, в какой
Ницце, лучше в знакомом с детства и недорогом Крыму — в принципе ему
было совсем немного нужно. Точнее, ему лично не нужно было практически
ничего. Какая-нибудь крыша над головой, душ, чистая рубашка, кусок мяса,
бутылка минеральной воды… Он сам порою не понимал, как он, простой и
неприхотливый московский полукровка, каких, наверное, десятки тысяч,
оказался в бизнесе, как это все получилось, почему другие акционеры
выходили — еще раньше, несколько лет назад! — из их общего дела, а ему
было стыдно бросить начатые проекты, поначалу казавшиеся
бесперспективными, а потом все-таки ставшие приносить прибыль… Он не
мог…

Он не мог уехать из Москвы, потому что здесь больная мама, ей нужны
средства, машина, иначе мамочка просто не попадет в поликлинику, он не
мог оставить уже взрослых, но по-прежнему беззащитных детей, которые
постоянно нуждались в средствах, он не мог вот так разом разорвать все
контракты… Это было невозможно. Невозможно. Но и сил у него тоже больше
не было. Нельзя постоянно бежать. Даже если раньше ты был
профессиональным спортсменом.

…Силенки — хотя бы отчасти! — появлялись поздно вечером, когда он
принимал теплый спасительный душ, потом звонил детям и на ночь читал сам
себе стихи, да, читал стихи, самых разных поэтов… Когда-то в юности он
даже написал одно стихотворение…


27.11.2012

Аэропорт


ТЫ

                    «Я не написал тебе письмо

                    и не напишу его никогда».


                                  Константин Кедров



я написал тебе письмо

я тебе его не отправил

но знаю:

ты его получила


28.11.2012

Аэропорт


МАСАЛОВ


Мой старший товарищ Владимир Иванович Масалов меня
поражает. Серьезный, заслуженный человек. Работал в ЦК КПСС, был
Генеральным консулом в Швеции, более 20 лет проработал в МИДе. Сейчас на
пенсии. Но пенсионером его назвать язык не поворачивается. Он и сейчас в
строю. Бодр, подтянут. Неустанно пишет стихи, руководит литературным
объединением МИДа «Отдушина». У него молодая жена-красавица.

Вообще, Масалов — человек уникальный. Он — выходец из Рязани — всего в
жизни добился сам. Сам поступил в Институт иностранных языков имени
Мориса Тореза, сам записался в секцию самбо и стал в дальнейшем
чемпионом СССР и Европы по этому виду спорта… Сам устраивался на все
работы. Отец у него погиб на фронте, так что никакого блата у
Масалова-младщего, конечно, не было.

…Я стараюсь учиться у Владимира Ивановича, пытаюсь хоть в чем-то быть на
него похожим, хотя мне, бизнесмену, это удается с трудом. Он всем
помогает, никогда не ищет своей выгоды, он очень похож на ребенка.
Живой, непосредственный, открытый, дружелюбный. Любимый девиз Масалова:
что взял, то чужое. Что отдал — то твое.

Это очень правильный девиз. Наверное, самый главный в жизни.

Иногда Владимир Иванович мне звонит ночью, читает все новые и новые
стихи. Я их с радостью слушаю. Дай Бог Вам здоровья, мой дорогой,
замечательный друг!




Евгений СТЕПАНОВ

 КАК ПОХУДЕТЬ НА 35 КИЛОГРАММОВ


С девушкой по имени Тая — худенькой миловидной
блондинкой тридцати пяти лет — я, не самый преуспевающий книжный
издатель, познакомился на поэтическом вечере в Московской писательской
организации, где несколько лет назад снимал офис.

Как-то я сразу в нее влюбился. Понял: вот это мой человек. Единственная и
неповторимая. И она очень быстро ко мне прониклась. И буквально сразу
после вечера зашла ко мне в кабинет, и мы ускоренным методом узнали друг
друга более основательно.

Это не было вульгарно, не было быстро, это было стремительно и очень естественно. Иногда нечто подобное происходит в жизни.

Мы стали встречаться. Тая (ее полное имя — Таисия) оказалась крутой
девушкой. Она была главным бухгалтером (точнее — финансовым директором!)
одной из самых крупных фирм Москвы, получала неимоверную зарплату, жила
на Ленинском проспекте, в помпезном доме, где раньше жил Аркадий
Исаакович Райкин, имела дачу на Рублевке и красную машину «BMW»
представительского класса.

Когда я к ней приехал гости в первый раз, я, не стану врать, растерялся.
У нее в квартире был санузел метров пятьдесят, и там стоял реально
золотой унитаз. Да, из чистого золота. Вообще, в квартире было двести
семьдесят метров. И — минимум мебели. Квартира напоминала стадион. В
просторном зале размещались всевозможные спортивные тренажеры.

А я тогда жил, прости господи, в подвале, мои друзья — гениальный (по
его мнению) поэт Слава Лен и его чудесная супруга скульптор Оля Победова
разрешили мне пожить в их художественной мастерской на Арбате, точнее —
в Трубниковском переулке. У нас был договор — я пиарю Славу Лена как
гениального поэта, а мне они предоставляют подвал размером 34 квадратных
метра. Бартер.

Тая — сердобольная душа! — стала настаивать, чтобы я переехал к ней. Я
долго отговаривался — у нас, некоммерческих книжных издателей,
собственная гордость. Я не люблю ни от кого зависеть и быть кому-то
обязанным. Но потом в подвал повадились захаживать монструозные крысы, и
я про свою собственную гордость быстренько позабыл. И переехал к Тае.
Мне как работнику творческого труда подруга выделила небольшой рабочий
кабинет и махровой мужской халат, что обидно — не новый.

К хорошему привыкаешь быстро. Я радостно смотрел телевизор (он был
гигантских размеров!), любовался таиными аквариумными рыбками, занимался
на тренажерах, часами просиживал в ванной, отчасти напоминавшей
Сандуны, изумлялся диковинным и даже забавным приспособлениям санузла,
например, такому, как гигиенический душ — это смешная штуковина,
благодаря которой можно — в умывальнике — помыть свои гениталии.

Мне нравилась роскошная квартира. Мне нравилась роскошная Тая. Можно
даже сказать, что я восхищался этой женщиной. Умная, красивая,
талантливая, закончила экономический факультет МГУ и Гарвард, она была
могучим финансистом и любила стихи, знала наизусть стихи Андрея
Дементьева, Эдуарда Асадова, Евгения Евтушенко и Сергея Гандлевского… Я
был к ней привязан и чисто физически — вот есть такие невероятные
женщины, которые постоянно в тебе вызывают желание. Ей-богу, не знаю, с
чем это связано.

Впрочем, были у Таи и некоторые… неожиданные особенности. Она оказалась…
йогом. И почти ничего не ела из обычных продуктов. Предпочитала
сухофрукты (курага, изюм, папайя, канталупа, чернослив и т. п.)  орешки
(арахис, кешью, фундук…), кабачки, капусту, адыгейский сыр... Ни рыбу,
ни мяса себе не позволяла. Хлеб — отказать. Сладкого — никакого. Соль —
на помойку. Алкоголь — ни капельки. Кошмар!

За продуктами миллионерша Тая ездила на своей красной «бэхе», как ни
странно, на самый дешевый рынок Москвы — в Выхино. Беспощадно
торговалась с восточными продавцами и получала от них астрономические
скидки. Я тогда понял, почему она такая богатая…

...Я же в то время пожрать и выпить любил основательно. Обожал
курочки-гриль, жареную картошку, сало, селедку, холодную водочку или
пивко. В общем, ни в чем себе не отказывал. Весил я тогда сто
шесть  килограммов. В дверь входил с трудом. Морда моя в лучшем случае
напоминала кирпич. Я страдал одышкой и повышенным давлением.

В общем, в одной квартире — слава Богу, огромной! — оказались два
антипода. Вода и камень. Пламень и лед. Женщина и я. Мы жили вдвоем, но —
как на разных планетах. Каждый готовил себе индивидуально. Тая не ела
мою пищу, я не притрагивался — к ее.

…Недели через две совместного бытования я стал внимательнее
присматриваться к образу жизни Таи, встречаться с ее друзьями, ее гуру.
Начал проявлять интерес к образу жизни московских йогов. И многое мне
понравилось. Они были такие подтянутые, стройные, доброжелательные.

Тая пила очень много воды, не менее двух литров в день, по утрам не
завтракала, брала с собой еду на работу, после шести к пище не
прикасалась, заваривала какие-то невероятные чаи, соблюдала принцип
раздельного питания, когда ела, не запивала, в общем, это была для меня
какая-то новая неизведанная наука — жить с Таей.

Как-то вечером, после работы, мы с ней разговорились.

Я сказал:

— Я бы, наверное, тоже так хотел жить, как вы, йоги. И, наверное, смогу.
Я все-таки некоммерческий книжный издатель, значит, идеи духовности и
гармоничной жизни мне хотя бы отчасти близки…

— Важно, — ответила Тая, — чтобы ты сам, без принуждения принял наш образ жизни. Ты согласен?

— Согласен, — сказал я, проявив несвойственную мне решительность.

— Но только помни, — как-то сурово отчеканила слова Тая, — назад дороги
нет. — Мы с тобой заключаем негласный договор, что ты живешь по нашей
йоговской системе. И любое отступление от системы я буду вежливо, но
решительно пресекать.

— Ну если вежливо, — вздохнул, — тогда нет возражений.

И я стал жить как йог. Точнее — как Тая.

Отказался от никотина и алкоголя, потом от мяса и хлеба, от
курочек-гриль, жареной картошки, сала, селедки, соли и сахара, начал
делать по утрам асаны… Отжиматься по двадцать-тридцать раз…

По утрам Тая заботливо собирала меня на работу:

— Ну вот, Женек, тебе три орешка, пять изюминок, кабачки с адыгейским сыром… Немного квашенной капустки…

Через две недели я похудел на семь килограммов. А через месяц — на пятнадцать.

Есть хотелось дико. И однажды так захотелось, что я забыл суровые обеты,
данные Тае, пошел поздно вечером в ночной магазин и купил курочку-гриль
и сала, вернулся домой и тайком положил в холодильник.

Тая не заметила — она спала.

Я принял душ и полез в холодильник за салом, как-то так наощупь, быстро
стал его доставать — и тут меня ожгла страшная резкая боль, пальцы
попали в… мышеловку. Я закричал благим матом.

Тая, конечно, не спала.

— Но я же тебя предупреждала, что буду бороться решительными методами… В
следующий раз поставляю на сало крысоловку, — ледяным голосом
проговорила она.

— Ты же говорила про вежливые методы борьбы, — чуть не рыдал я, смотря на нее вытаращенными глазами.

…Она обвязала мои пораненные пальцы марлей, помазала зеленкой. И утешила в жарких любовных объятиях.

Я понял, что бороться с Таей мне просто не под силу. И больше от суровых правил йоговской жизни не отступал.

Я стал очень сильно терять в весе. Буквально таять на глазах.

За три месяца я сбросил тридцать пять килограммов.

Поэт Валера Лобанов (он по совместительству врач в Одинцовской
больнице!) горько и сочувственно обнимал меня, когда мы встречались на
литературных вечерах. Он ничего не говорил, но — глядючи на меня —
тяжело вздыхал…

Другие мои знакомые тоже изумлялись переменам в моем внешнем облике.

— А как тебе удалось сбросить столько килограммов? — интересовалась
поэтесса, ответственный секретарь «Журнала ПОэтов» Лена Кацюба.

— Старик, может быть, тебе нужны лучшие врачи? — спрашивал прозаик и
журналист, имеющий большие связи в разных сферах, Володя Шпаков.

Мои подчиненные перестали меня бояться, я больше не походил на
уверенного в себе, хамоватого издателя, стал похож скорее на поэта, по
нынешним меркам — на последнего неудачника.

В обеденный перерыв я ходил в кафе, заказывал постную пищу. Один раз
только заказал жаренное мясо, но Тая об этом каким-то образом узнала…
Йоги — они экстрасенсы и телепаты, ети их в богу душу мать. В этот вечер
Тая категорически отказала мне во взаимности.

В общем, моя жизнь стала похожа на ад. Я стал писать мрачные философские
стихи, что мне, легкомысленному человеку, совсем несвойственно.

Например, такие:

я высох я похож на мумию

гнию как выпившая рыба

хандрить? и даже не подумаю

я говорю спасибо


спасибо жизнь за то что дадена

спасибо и друзья и вороги

и этот шрам и эта ссадина

мне как счета в сбербанке дороги


спасибо тыщу раз и более

мне вырезали страх как грыжу

я видел как цветут магнолии

и вновь когда-нибудь увижу

Так я прожил… два года. Привык к суровому аскетизму,
утренней зарядке, правильному раздельному питанию, обеду, состоящему из
трех изюминок и пяти орешков, многочасовым вечерним разговорам о смысле
жизни… Я понял, что мысль материальна, что главное — во всем слушать
гуру, что не надо иметь никаких эмоций, нельзя питаться неправильной
едой и т. д. и т. п.

Мы сблизились с Таей на физическом, астральном и ментальном уровнях. Я
стал личным другом ее гуру, и мы с ним даже начали совместными усилиями
писать книгу о его просветленной жизни. На здоровье я больше не жаловался. Давление
вошло в норму, одышка исчезла, дела в бизнесе пошли в гору. Доходы
росли, как на дрожжах. Я стал работать почти круглые сутки, нанимая все
новых и новых сотрудников. Издательство вышло на сенсационный уровень —
примерно триста книг в год. Я давал налево и направо интервью и
становился известной личностью.

А потом — так бывает в жизни»! — Тая встретила другого мужчину.
Встретила и полюбила. И я ушел, оставив халат новому хозяину…  Кстати, я
хорошо знал этого господина. Он был один из моих постоянных авторов —
такой непомерно толстый, нервный, снимавший комнату в коммуналке прозаик
Ведеркин. Я понял: Тая — точно ангел — подбирала пухлых, неприкаянных
мужиков, давала им приют и наставляла на путь истинный. Давала не рыбу,
но удочку — то есть методологию жизни.

Мне она методологию уже дала. Обучила. Я опять вернулся в подвал на
Арбате. А потом поднатужился и купил себе по ипотеке малогабаритную
однушечку на Соколе, где сейчас и живу. Заветы Таи стараюсь соблюдать,
но, конечно, уже не так строго. Иногда позволяю себе лишнего. Право
слово, если утром не выпить чайку с шоколадной зефиркой, то зачем тогда
вообще просыпаться?


25.11.2012

Аэропорт



ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ РАСШИРИЛ НЕДАВНИЙ ТЕКСТ

ЖЕНЩИНЫ


Почему-то всегда возбуждают женщины в очках.

Почему-то всегда возбуждают женщины в линзах.

Почему-то всегда возбуждают и женщины с хорошим зрением.

В самом деле — почему?



СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ МУЖЧИНА

Современный русский мужчина боится.

Современный русский мужчина боится, что девушка не придет.

Современный русский мужчина боится, что девушка не даст.

Современный русский мужчина боится, что у него не встанет.

Современный русский мужчина боится, что он подцепит птичью болезнь.

Современный русский мужчина боится, что девушка забеременеет.

Современный русский мужчина боится, что девушка оттяпает у него жилплощадь.

Современный русский мужчина боится.

Он бежит по просторам больших городов трепетный, как лань, и пугливо озирается по сторонам.

А девушка, как кровожадная охотница, бежит за ним и кричит:

— Врешь — не уйдешь!



НЕМНОГО ПЕРЕДЕЛАЛ

 
* * *


засада, жесть — стал жестче, злей мир

я стал сильнее? да ни в жисть

конвейер бизнеса — ротвейлер

способный каждого загрызть


5000 дел — как смерч сморчка

меня захватывает город

…далече дочечка и внучечка

хлеб одиночества так горек


23.11.2012

Аэропорт



ГЕРМАН


Есть певицы. А есть Анна Герман.

Анна Герман — это не просто певица, это само совершенство, сама мелодия.
У нее голос такой, какой должен быть. Ее голос — это голос души святого
человека. Святой женщины.

Анна Герман — это мое спасение. Когда мне плохо — слушаю ее песни. Когда хорошо — тоже слушаю ее песни.

Не знаю, как выразить свое восхищение…



ЧАСТУШКА


Я живу, живу, живу

Вовсе не херово.

Хорошо, что в мире есть

Ниночка Краснова.



ЕЩЕ ОДНА ЧАСТУШКА


Ниночка Краснова

Живет себе в Перово.

А я живу херово

Без Ниночки Красновой.



ТРЕТЬЯ ЧАСТУШКА


Полюбил я сдуру Милку,

Милке я купил бутылку.

Милка выпила бутылку.

Мне досталось по затылку.



ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТУШКА

(Неприличная)



Ты звезда моя, п…да,

Ветрами негнутая.

Ну и что с того, что ты

Малость п…ая.



В МЕТРО. ОДНА ОСТАНОВКА

Вагон метро. Вечер, примерно 20 часов. Две девушки, 23-25 лет. Стоят, беседуют. Я стою рядом, невольно подслушиваю.

— Я такая, не могу, начальница-коза, жесть, сегодня сказала: если я еще
раз на полчаса опоздаю, она меня уволит…  Нормально? Прикинь… Говорят,
папик от нее срулил. Она и бесится…

— Точно — коза.

— Ну, жесть, на полчаса нельзя опоздать, корова.

— Точно — корова. Вообще — свинья.


Осторожно, двери закрываются. Следующая станция — Аэропорт.

Дневник Евгения Степанова, декабрь 2012 год

ПОЭТЫ


Читатели поэзии — поэты.

Поэты — очень часто! — ненавидят друг друга.

…Печататься в литературных журналах в энергетическом смысле небезопасно.



ПЕСЕНКА СТАРОГО КОММЕРСАНТА


не взошел на пьедестал

не богат как Дерипаска

я еще не начинал —

а уже близка развязка


ничего-то я не смог

денег не давал на храмы

и в журнале модном «Vogue»

я не размещал рекламы


невезучий коммерсант

непутевый точно Вертер

у меня большой талант —

деньги и года — на ветер


ничего! я на плаву

жизнь — как ни грусти! — прекрасна

как могу — так и живу

может быть — и не напрасно


6.12.2012

Аэропорт




10 ЛЕТ


10 лет у меня, предпринимателя, в башке две набившие
оскомину фразы: выплатить сотрудникам зарплату, заплатить налоги,
выплатить сотрудникам зарплату, заплатить налоги, выплатить сотрудникам
зарплату, заплатить налоги.

Думать о чем-то еще — предельно проблематично.

Какая-то неправильная жизнь.



ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»


— Алло, это книжный Интернет-магазин?

— Да.

— А чо вы, в натуре, заказ не доставляете?

— Какой заказ?

— Я у вас заказал книгу «Бандитский Петербург». А вы все паритесь…

— А, может быть, следует повежливее говорить?

— Ну ты чо, в натуре, я же давно жду.

Далее — непечатно.

Ну что делать?

Можно только положить трубку.



ДОМОСЕД


Я стараюсь никуда не ездить. Сижу либо на работе,
либо дома. Много разных дел. Если куда и выбираюсь, то разве что в
Берлин — к детям. Все остальное — рабочие, деловые поездки.

А раньше просто обожал путешествовать.

Все очень банально. «Обыкновенная история».



ЖЕНЩИНА, ВЫШЕДШАЯ ЗАМУЖ ЗА ИНОСТРАНЦА


Она уезжает из страны. НА ПМЖ. Прощается со мной — своим бывшим коллегой и кавалером — по телефону:

— Но ты же приедешь ко мне?! Ты приедешь?! Мы с мужем тебя всегда ждем.

— Конечно, приеду, — вру я.

…А в Москве идет белый-белый снег. Почти новогодний.



ЖЕНЩИНА, ЛЮБЯЩАЯ КОНСЕРВАТОРИЮ


— Ну что, ты опять на работе? Все штаны протираешь?
Пойдешь в консерваторию? Сегодня швейцарский скрипичный оркестр играет
Римского-Корсакова, — звонит мне она, прекрасная женщина, с которой мы
работали еще лет двадцать пять назад в одном издательстве. Она не
меняется, такая же активная, красивая, самостоятельная, влюбленную в
музыку выпускница Гнесинки (по первому образованию).

И я отменяю все дела, и радостно иду с ней в консерваторию. И мы слушаем
музыку. И даже ни о чем не говорим. И зачем какие-то лишние слова?



РАБОТА


главный специалист в области одиночества

начальник отдела недоразумений

топ-менеджер собственной глупости

вечный подчиненный твоего мраморного либидо


5.12.2012

Замоскворечье



ИЗ СЕРИИ «ИЗДАТЕЛЬСКИЕ БУДНИ»

ЛЕНА



— Алло, это Женя?

— Да.

— Привет. Это Лена Петрова.

— Привет, Лена Петрова.

— У меня есть  разговор.

— Говори. Слушаю.

— А ты занят?

— Я всегда занят. Но говори сейчас, я слушаю.

— Нет, я так не могу. У меня ощущение, что мы в метро. Я вижу, что ты занят. Когда ты будешь свободен?

— Боюсь, что никогда. Говори сейчас, что ты хочешь обсудить?

— Нет, я так не могу…

— Да говори, пожалуйста, слушаю тебя.

— Нет, я так не могу…  Ты просто зазнался, забурел…. Не ожидала от тебя. Пока.

— До свидания, Лена.


3.12.2012

Замоскворечье



ТОНКОНОГОВ

Редактор отдела поэзии журнала «Арион» Дмитрий Тонконогов рассказывал:

— Я заметил странное явление: стихи, которые набраны кеглем более 12-го размера, почему-то всегда графоманские.

Оставлю без комментариев.



ПОПОЛНЕНИЕ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ ХХI ВЕКА


3.12.2012 состоялось очередной заседание Приемной комиссии Союза писателей ХХI века.

Были приняты в СП ХХI следующие писатели:

Лысенко Александр Васильевич (поэт, прозаик, Вена, Австрия)

Петров Александр Сергеевич  (поэт, Тихвин, Ленинградская область)

Торопов Андрей Николаевич (поэт, прозаик, Екатеринбург)

Грунис Светлана Владимировна (поэт, Казань)

Солодухо Натан Моисеевич (поэт, прозаик, доктор философских наук, Казань)

Чашин Валерий Николаевич (поэт, прозаик)

Прокопенко Владимир Семенович (поэт, прозаик)

Каминский Семен (прозаик, Чикаго, США)

Мингазова Светлана Васильевна (поэт, Казань)

Уфимцева Людмила (поэт, Казань)

Сергей Петрович Конаков (поэт, прозаик)


Пресс-служба Союза писателей ХХI века




ЖЕНЩИНА В ГОЛУБЫХ ТУФЛЯХ


Женщина в голубых туфлях шла по красивым улицам
Санкт-Петербурга, а пришла — нет, нет, нет, я не согласен, я против, не
хочу, у меня слишком много дел и обязанностей! — в мое сердце. В мое
бронированное сердце, в котором сто тысяч замков. И что же мне теперь
делать?


1.06.2012

Санкт-Петербург



КАТИНКА


3.12.2012. Внучка Катинка играет в компьютерные игры,
сама включает телевизор и видео, говорит по телефону на двух языках. Ей
год и три месяца. Мы все чешем репу.



МОБИЛЬНИК


Семен Альтшуллер изобрел новый мобильник. Он умеет
готовить, стрелять, стирать вещи, писать стихи, ловить рыбу… Короче,
нужно иметь только этот мобильник.

Ну и, разумеется, по нему можно звонить.



КАЗАНСКИЙ ДНЕВНИК

 РА В КУБЕ


Великий поэт и мыслитель Равиль Раисович Бухараев — царство ему небесное! — это Ра в кубе.

Ра-виль

Ра-исович

Буха-ра-ев.

Ра в кубе.

Солнце в кубе.

1.12.2012

Казань



1 ДЕКАБРЯ

Первое декабря. Уже зима. В Казани идет снег. Белый как стихи Татьяны Данильянц.


ЗНАКОМЫЙ БИЗНЕСМЕН ИЗ КАЗАНИ

Знакомый бизнесмен из Казани рассказывает:

— Дела идут очень плохо. Из четырех моих фирм осталась одна. Вторая
волна кризиса накрыла со страшной силой. Хорошо еще, что у меня свой
офис, не надо платить за аренду, иначе было бы совсем плохо.


ЗНАКОМЫЙ БИЗНЕСМЕН ИЗ КАЗАНИ

Знакомый бизнесмен из Казани рассказывает:

— В Казани русскому человеку бизнес вести сложно. Татарам значительно
легче. Клановое сознание здесь развито очень сильно. Это появилось при
Шаймиеве. Раньше такого не было.


КАЗАНЬ


Казань. Почему-то поначалу в голове возникает вопрос: а рубли здесь принимают? Потом это ощущение проходит.


КОНФЕРЕНЦИЯ. ОСТУДИН. СОЛОДУХО

1 декабря. Я должен был выступать и находиться в
президиуме на научной конференции в Казанском университете. Перед этим я
на пять минут зашел в гости к своему гостеприимному другу, поэту Леше
Остудину. Дальше рассказывать не буду… Нет, расскажу. К вечеру я
все-таки попал на конференцию. Спасибо огромное моему другому другу —
философу Натану Солодухо, который возглавлял президиум и все-таки
предоставил мне слово. И я выступил с докладом. А потом даже ответил на
вопросы. Это было непросто.



ГЕРШАНОВ

Казанский поэт Вадим Гершанов написал замечательный палиндромический текст: «цени тупого, путинец».


ТОНКОНОГОВ


1.12.2012. Поэт, редактор отдела поэзии журнала
«Арион» Дмитрий Тонконогов выступает на торжественном открытии фестиваля
имени Николая Лобачевского:

— Я вам расскажу одну невыдуманную историю. Еду я с дачи в Москву на
электричке. Сморю: какой-то человек читает сборник стихов, я начинаю
заглядывать в его книгу, пытаясь понять: чьи это стихи. Мужчина смотрит
на меня и раздраженно говорит: «Молодой человек, Вас удивляет, что я
читаю стихи? Неудивительно. Меня бы тоже удивило, если бы Вы читали
стихи…»

Очень, по-моему, хорошее выступление поэта Тонконогова.